Поделиться


СНК

Кафедра физиологии МБФ


Обычно студенты привлекаются для выполнения научно-исследовательских работ начиная с 4 курса, то есть после изучения основных фундаментальных дисциплин, которые преподаются на медико-биологическом факультете. На 4 курсе, в рамках работы на кафедре, студенты получают необходимую теоретическую подготовку и изучают современные методы исследования. На 5 курсе лица, проявляющие интерес к исследовательской работе и проявившие глубокие знания и высокую степень подготовки начинают выполнять короткие экспериментальные задачи. На 6 курсе студенты выполняют в одном из базовых институтов дипломную работу, для чего командируются туда на срок от 3 до 5 месяцев. До командирования студенты обязаны выполнить программу спецкурса. После защиты диплома и при желании студента продолжить обучение в аспирантуре, предусмотрена последующая годовая стажировка в одном из базовых институтов в рамках обучения в аспирантуре. Это принципиально новый проект работы со студентами успешно реализуется на кафедре.

Внимание! Студентам 2-5 курсов! Предлагаем принять участие в работе СНК кафедры физиологии!

Обзор: Волновая структура ритма сердца

Список сокращений

ЧДД частота дыхательных движений

ЧСС частота сердечных сокращений

ЭКГ электрокардиограмма

HF — высокочастотные (high frequency) колебания

LF — низкочастотные (low frequency) колебания

VLF — сверхнизкочастотные (very low frequency) колебания

АД — артериальное давление.

1. История открытия и практическое значение волновых колебаний ритма сердца

 Ритм сердца подвержен периодическим колебаниям. Первыми были

открыты колебания ритма сердца, связанные с дыханием: в 1733 году их описал Hales [106], а в 1760 году — Haller [107]. В 1847 году эти колебания повторно открыл Ludwig [145]. Волновые колебания ритма сердца с периодом 10—15с у человека описал Lewis в 1920 году [140]. В 1932 году Fleisch и Beckmann [95] подробно изучили медленные волны ЧСС и выделили волны первого порядка с периодом около 10 с, второго порядка — 15—25 с, и третьего порядка — около минуты.

В настоящее время в колебаниях ритма сердца человека выделяют три вида волн.

1. Дыхательные волны (HF — high frequency, или ВЧ — высокочастотные), имеющие период, соответствующий дыхательному циклу, частота — 0,15—0,4 Гц (то есть период 6,5¾2,5 с).

2. Медленные волны (LF — low frequency, или МВ1 — медленноволновые 1-го порядка) с частотой 0,04—0,15 Гц (период 25¾6,5 с). (В некоторых исследованиях [33] медленные волны ритма сердца дополнительно делят на два типа: МВ1 и МВ2, на основании их частоты и, возможно, происхождения, но такое деление не общепризнанно).

3. Сверхмедленные волны (VLF — very low frequency, или МВ2 — медленноволновые 2-го порядка). К сверхмедленным относят все волны с периодом больше 25 с. Иногда выделяют ультранизкочастотные волны (ULF — ultra low frequency, или МВ3 — медленноволновые 3-го порядка), частота которых ниже 0,003 Гц.

Кроме того, имеются циркадианные ритмы (с периодом около суток).

Такое описание волновой структуры ритма сердца было принято в качестве международного стандарта [111, 6, 23].

Данный характер колебаний ритма сердца характерен и для человека, и для животных. В качестве примера на рис.1 показана кардиоинтерваллограммы кролика.  Стрелками указаны колебания второго (LF) и третьего (VLF) порядка/


Рисунок 1. По оси ординат отложена длительность интервалов RR электрокардиограммы кролика. По оси абсцисс − номер соответствующего интервала по порядку. Видно, что длительность интервалов RR  изменяется с выраженной периодичностью.

Необходимость принятия стандартов связана с активным применением показателей вариабельности ритма сердца в физиологических исследованиях и клинической практике.

Использование структуры ритма сердца как диагностического критерия началось в СССР в 1960-х г.г. Основными исследователями в этой области были научные коллективы под руководством Д. И. Жемайтите [11, 12] и Р. М. Баевского [3, 4, 5]. Эти и другие авторы регистрировали длительность интервалов RR ЭКГ и строили кривые распределения с последующим анализом этих кривых при помощи различных математических методов. Использовали как стандартные статистические показатели (мода Мо, амплитуда моды АМо, среднеквадратичное отклонение d и др.), так и вторичные показатели, по которым судили о состоянии нервной регуляции сердца и организма в целом (индекс напряжения АМо/Мо 2ґDх, вегетативный показатель ритма 1/Moґd и др.). При этом считалось, что величина разброса коррелирует с парасимпатическим тонусом, а амплитуда моды с симпатическим. Данный метод с успехом использовался как показатель выраженности адекватности физических нагрузок в спортивной, космической медицине и как показатель реакции на стресс [25, 12, 5, 3 и др.]. Например, увеличение индекса напряжения свидетельствует о “перегрузке регуляторных систем” и сопровождается снижением работоспособности.

В конце 1960-х г.г. И. Г. Нидеккер и Р. М. Баевским был разработан метод спектрального анализа ритма сердца [3, 5]. Этот метод основан на регистрации последовательности интервалов RR ЭКГ и спектральном анализе этой последовательности, при котором ее представляют в виде суммы гармонических колебаний типа Аґcos (2p/N+z) [23], каждое из которых характеризуется своей амплитудой, частотой и фазой. Таким образом удается выявить отдельные волновые составляющие ритма сердца: дыхательные, медленные и сверхмедленные волны (рис.2). Квадрат коэффициента А называется спектральной мощностью гармоники и отражает выраженность данного колебания в представленной последовательности.

Рисунок 2. Спектрограмма кролика. Стрелками указаны пики мощностей, соответствующие колебаниям, указанным на рисунке 1. HF − колебания длительности интервалов RR, связанные с дыханием.

Авторами метода было предложено несколько показателей, характеризующих “степень напряжения регуляторных процессов”, например, индекс централизации: отношение мощности медленных волн к мощности дыхательных волн. В настоящее время благодаря наглядности и удобству интерпретации метод спектрального анализа при оценке волновых составляющих ритма сердца используется очень широко. Чаще всего для выявления частотного спектра используются быстрое преобразование Фурье и автокорреляционный анализ. Однако при интерпретации результатов спектрального анализа в настоящее время принято  использовать другие принципы. В частности, отношение мощности медленных волн к мощности дыхательных волн (LF/HF) служит широко распространенным показателем соотношения между симпатическими и парасимпатическими влияниями (симпатико-парасимпатического баланса).

В конце ХХ века после того, как была выявлена корреляция между структурой колебаний ритма сердца и прогнозом при инфаркте миокарда [213, 152, 143, 148, 82], началось широкое применение оценки волновой структуры ритма сердца в клинической практике. Было показано, что у больных, перенесших инфаркт миокарда, снижение дисперсии интервалов RR является показателем высокого риска неблагоприятного прогноза и внезапной смерти. Благодаря клинической важности эти работы имели большой резонанс и послужили толчком к активному изучению вариантов волновой структуры ритма сердца при самых различных патологиях. В настоящее время подробное описание полученных клинических данных может быть темой отдельного обзора, поэтому здесь, для примера, приведены лишь некоторые наиболее известные результаты.

Так, в настоящее время показано, что при многих заболеваниях сердечно-сосудистой системы, например хронической сердечной недостаточности [70, 186], гипертонической болезни [77, 14, 195, 104, 144], ишемической болезни сердца [109], уменьшается выраженность дыхательной аритмии и, иногда, общая вариабельность (дисперсия) интервалов RR.

К характерным изменениям ритма сердца приводит также патология головного мозга. Например, снижение спектральной мощности медленных волн характерно для поражения правых лобно-височных областей, а снижение дыхательных волн наблюдается при поражениях ствола мозга [33].

Изменениями структуры ритма сердца сопровождается и патология вегетативной нервной системы. Одним из первых клинических применений вариабельности ритма сердца была диагностика диабетической нейропатии.  Поражение волокон блуждающих нервов, наблюдающееся при этом состоянии, сопровождается резким снижением амплитуды дыхательных волн. При дальнейшем прогрессировании нейропатии снижается и величина медленных волн. Поскольку нейропатия является тяжелым осложнением сахарного диабета с плохим прогнозом, а при помощи исследования ритма сердца возможна ранняя диагностика этого состояния, исследованию ритма сердца при сахарном диабете посвящено множество работ [69, 83, 167].

При психовегетативном синдроме наблюдается снижение и дыхательных, и медленных колебаний на фоне увеличения сверхмедленных, особенно если данное состояние сопровождается повышенным уровнем тревоги и страха [33].

Множество исследований проводится на людях с синкопальным синдромом неясной этиологии. Особенно часто эти исследования проводят у юношей и девушек [56, 96]. Выраженные дыхательные колебания частоты сердцебиений долгое время считались особенностью регуляции сердца именно у подростков. Только в середине ХХ века было доказано, что дыхательная аритмия постоянно встречается у здоровых лиц любого возраста [9], но у молодых людей дыхательные волны имеют большую амплитуду, а медленные волны при некоторых функциональных пробах наблюдаются чаще, чем у испытуемых других возрастных групп [34]. Единого мнения о характере изменения волновой структуры ритма сердца при склонности к синкопальным состояниям пока нет [155, 162].

Как уже говорилось, метод спектрального анализа ритма сердца используется и в других областях медицины. Ежегодно в печати появляются тысячи новых статей, посвященных этому исследованию при той или иной патологии. Однако   результаты часто не удовлетворяют врачей. Данный метод по сравнению с другими методами помогает диагностике незначительно, поскольку он только констатирует факт изменения структуры ритма сердца, часто характерный как для данного заболевания, так и для других заболеваний. Волны ритма сердца сильно изменчивы и у одного и того же больного могут значительно варьировать в зависимости от эмоционального состояния, времени суток, положения тела и т.п. Не ясна связь между волновой структурой ритма сердца и патогенезом  заболеваний. Такое положение связано, прежде всего, с тем, что нет единого мнения о механизмах формирования волновой структуры ритма сердца, физиологическом смысле волновых колебаний и, соответственно, спорны возможные причины изменений этих колебаний.

2. Физиологический смысл волновых колебаний ритма сердца

Существует несколько гипотез, пытающихся объяснить роль волновых колебаний ритма сердца в регуляции функций организма. Приведем основные из них.

1. Колебания ритма сердца способствуют сглаживанию колебаний АД.

Распространено мнение, что при дыхании изменения венозного возврата и ударного объема приводили бы к значительным колебаниям АД, если бы не сглаживались колебаниями ритма сердца [203, 205]. Так, у человека в вертикальном положении фармакологическое устранение колебаний ритма сердца приводит к увеличению волн АД [198]. Однако в положении лежа устранение дыхательных колебаний ритма сердца не повышает, а понижает амплитуду колебаний АД [201]. На этом основании авторы работы [201] делают вывод о том, что эффект сглаживания волн АД проявляется только при высоком симпатическом тонусе. В работе [94] показано, что колебания среднего давления, в отличие от колебаний систолического и диастолического давления, которые исследовались в работах [199, 201], сглаживаются колебаниями ритма сердца при любом положении тела, так как при устранении волновых изменений ЧСС колебания среднего давления увеличивались независимо от положения тела испытуемого, в то время как колебания систолического давления увеличивались в положении наклона тела на 30 градусов и уменьшались при вертикальном положении.

Роль синусовой аритмии как буфера сердечного выброса некоторыми исследователями ставится под сомнение. Так, в работе [110] искусственная дыхательная аритмия у собак повышала, а не понижала колебания АД

2. Дыхательная аритмия может способствовать улучшению газообмена в легких.

В работе [110] проводились эксперименты на собаках с искусственной вентиляцией легких и денервацией сердца. Центральный конец правого блуждающего нерва инфильтрировали лидокаином, а на периферический накладывались электроды; раздражая периферический конец блуждающего нерва, изменяли ритм сердца. Стимуляция блуждающего нерва на выдохе улучшала параметры газообмена: снижала отношение объема мертвого пространства к дыхательному объему, снижала внутрилегочное шунтирование и увеличивала поглощение кислорода. Стимуляция на вдохе приводила к противоположным результатам. Авторы делают вывод, что дыхательная аритмия способствует поддержанию вентиляционно-перфузионного отношения при изменении объема легких на вдохе и выдохе. К таким же выводам пришли авторы работы [98] при одновременном исследовании состава альвеолярного воздуха и ритма сердца у людей.

Эта гипотеза косвенно подтверждается тем, что гиперкапния вызывает увеличение амплитуды дыхательных волн ритма сердца [207, 216, 215].

Еще раз подчеркнем, что единого мнения о физиологической роли колебаний ритма сердца нет. Приведенные гипотезы наиболее обоснованы экспериментально. С теоретической точки зрения возможно множество других объяснений, например: оптимизация работы сердца в условиях изменения венозного возврата; перераспределение крови между большим и малым кругами кровообращения в связи с изменением объема малого круга при дыхании; предупреждение резкого падения наполнения сердца при снижении венозного возврата и т.д. 

3. Механизмы формирования волновых колебаний ритма сердца

3.1. Генерация ритма сердца

Как известно, в норме ритм сердцу задает синоатриальный узел. Механизмы, обусловливающие изменения ЧСС, связаны с различными изменениями фазы спонтанной диастолической деполяризации под влиянием ацетилхолина, норадреналина и адреналина и (или) с миграцией водителя ритма внутри узла, структура которого неоднородна по частоте генерируемых потенциалов действия [9].

Синоатриальный узел контролируется симпатической и парасимпатической системой. Симпатические ганглии располагаются в симпатическом стволе, а парасимпатические − интрамурально. По классическим представлениям симпатическая система оказывает положительный хрононотропный эффект, а парасимпатическая − отрицательный. 

В настоящее время продолжается активное изучение нервной регуляции сердца. По современным представлениям интамуральные ганглии не являются простым  переключением центральных вагусных влияний на сердце. Внутрисердечные нервные сплетения, по крайней мере, в значительной степени модулируют как парасимпатические, так и симпатические влияния на сердце [202,177,101, 49, 138]. В связи со сложностью и морфологического строения, и функций в современной англоязычной литературе систему внутрисердечных ганглиев обозначают как «intrinsic cardiac nervous system» [51]. В отечественной литературе термин «внутрисердечная нервная система» употребляется с 70-х годов ХХ века и был введен при участии, в частности,  коллектива нашей кафедры [15,16].

3.2. Происхождение колебаний ритма сердца

Нейрогенная природа всех колебаний ритма сердца доказывается наблюдениями на пересаженном, изолированном или денервированном сердце [183]. При этом наблюдается исчезновение синусовой аритмии, которая длительное время не восстанавливается [59]. Сразу после полной денервации могут наблюдаться колебания ритма сердца, составляющие при глубоком дыхании до 20% амплитуды нормальных колебаний [199]. Однако волновая структура ритма сердца может в значительной степени восстановиться через 1—2 года после трансплантации. Чаще всего это объясняют реиннервацией сердца [147].  

Надо заметить, что возможность реиннервации пересаженного сердца спорна. Показана возможность реиннервации после денервации на сердцах амфибий [129, 172]. Однако полного функционального восстановления нервной экстраорганной регуляции и в данных работах не наблюдали.

При аутотрансплантации сердца у собак тоже может происходить реиннервация. Так, через год после операции в работе [15] обнаружили прорастание нервных волокон через область операционного шва. Полного функционального восстановления так же, как у амфибий, не наблюдалось. Авторы работы объясняют это изменением функции внутрисердечной нервной системы, с которой экстраорганные нервы уже не могут установить новые связи.

При аллотрансплантации сердца убедительных доказательств возможности реиннервации в доступной литературе обнаружить не удалось. Все данные являются  косвенными. Так, например, широко распространены различные методы визуализации сердца. При этом о реиннервации судят по накоплению  меченных химических веществ, например С-11-гидроксиэфедрина [208, 62] или  иодин-123 мета иодобензолгуанидина (MIBG) [72]. Сущность метода заключается в обнаружении катехоламинов, накапливающихся в сердце, однако, происхождение обнаруженных данным методом катехоламинов спорно. Понятно, что в данных работах исследуется только симпатическая иннервация. При этом  исследователи отмечают «частичную реиннервацию» с неравномерным распределением радиоизотопов [72, 127, 208]. 

Согласованность волн ритма сердца и частоты импульсной активности симпатических нервов, иннервирующих другие органы, тоже является косвенным доказательством симпатической реинервации [209].

В работе [43] описано падение АД и ЧСС при спинномозговой анестезии у пациента, перенесшего трансплантацию сердца. Падение ЧСС рассматривают как признак восстановления симпатической иннервации сердца. Однако при спинномозговой анестезии блокируется не только иннервация сердца, но и иннервация других органов, например сосудов и надпочечников. В таком случае падение ЧСС может быть связано не с устранением восстановившейся симпатической иннервации сердца, а, например, с  гуморальными влияниями.

В отношении парасимпатической реиннервации сомнений еще больше [52, 60]. Так, по мнению авторов работ [173, 52], после трансплантации сердца барорефлекс с каротидного синуса не наблюдается, что свидетельствует об отсутствии центральных тормозных влияний на сердце. В структуре ритма сердца дыхательные (HF) волны, которые принято считать показателем вагусных влияний на сердце, обнаруживаются редко [182]. Многие авторы, вообще не наблюдали дыхательных колебаний у пациентов после трансплантации сердца [210, 214, 60] и, соответственно, отрицают восстановление вагусной иннервации.

Интересно, что сторонники реиннервации для подтверждения своего мнения часто приводят факт восстановления волновой структуры ритма сердца, предполагая, что волновая структура может быть только экстракардиального генеза [210, 214, 171, 60]. (Напомним, что экстракардиальный  генез волновой структуры ритма сердца доказывается отсутствием волновой структуры у денервированного сердца).

При этом на трасплантированное донорское сердце действуют фармакологические препараты, блокирующие синаптическую передачу, в том числе холиноблокаторы [130, 212, 66, 71, 61]. Однако эффект препаратов не соответствует норме. Например, введение обычных доз атропина вызывает атриовентрикулярную блокаду [66, 71].

Некоторые исследователи полагают, что основную, самостоятельную роль в регуляции экстраорганно денервированного сердца играет внутрисердечная нервная система [164, 71, 136]. Для такого мнения имеются теоретические предпосылки. Так, например, в пересаженном и изолированном сердце сохраняется организованная по рефлекторному принципу внутрисердечная нервная система [15, 16], которая  может влиять на колебания его ритма [135]. Особо интересно, что в денервированном сердце, в экспериментах на собаках,  обнаружены нейроны, активность которых синхронна с ЧСС и  ритмом дыхания [48,50].

После денервации сердца внутрисердечные ганглии не дегенерируют, но функциональное состояние их изменяется [184]. В работах 1960 –х гг. [16] выявлены нейроны, сохраняющие нормальное функциональное состояние в пересаженном сердце. Они не имели связей с ЦНС и относились, по мнению авторов, к внутрисердечной нервной системе. Косвенным подтверждением преобладающей роли внутрисердечных нейронов при пересадке сердца можно считать преобладание м-холинорецепторов над н-холинорецепторами при хронической денервации сердца у собак [192].

Интрамуральные ганглии сердца содержат нейроны, разнообразные по строению и функциям [112, 211]. Например, в работе [211] показано, что нейроны, находящиеся в этих ганглиях, разряжаются при механической стимуляции  участков миокарда, в частности выносящего тракта правого желудочка. Данные нейроны, по мнению авторов работы, являются чувствительными. 

Интересно, что предсердные внутрисердечные сплетения в значительной степени модулируют как парасимпатические, так и симпатические влияния на сердце. При этом происходит изменение как хронотропных, так и дромотропных и инотропных эффектов [202,177 ,101 , 49, 138].

Дискутируется роль гуморальных механизмов в формировании волн ритма сердца [13, 149, 57, 65]. Так, например, имеются циклические изменения активности адреналина с периодом 6,7 мин, норадреналина — 7,7 мин, 17-ОКС — 9 мин. Эти периоды приблизительно соответствуют периодам сверхмедленных волн ритма сердца и часто по фазе совпадают с ними, особенно при умственном напряжении. Кроме того, показано, что изменения гормонального фона могут значительно влиять на волновую структуру ритма сердца [170, 57]. Некоторые пептиды изменяют спектральные мощности медленных и дыхательных волн ритма сердца [65]. Гуморальные влияния более медленные, чем нервные и носят преимущественно стабилизирующий характер, поэтому многие исследователи считают наиболее вероятным, что на соответствующем гуморальном фоне реализует свои влияния нервная система и, соответственно, колебания уровня гормонов в крови не является непосредственной причиной колебания ритма сердца [13].

В настоящее время считается, что разные по частоте волны ритма сердца могут иметь разный генез. Наиболее изучены дыхательные волны. Это обусловлено в частности тем, что данный вид волн наблюдается постоянно и имеет явную связь с дыханием. Медленные и сверхмедленные волны сильно изменчивы и не однородны, что затрудняет их изучение.

3.3. Гипотезы о механизмах возникновения дыхательных волн (HF)

3.3.1. Наиболее распространенные гипотезы

Большинство исследователей признает парасимпатический генез дыхательной аритмии [например, 92, 34, 4, 11, 149, 134]. Эту гипотезу выдвинул H. Hering в 1927 году. Она подтверждается тем, что атропинизация и ваготомия, в том числе синоатриальная селективная [176], приводят к исчезновению дыхательных колебаний ЧСС. Замедление ритма сердца на выдохе считается результатом повышения тонуса блуждающих нервов, а учащение на вдохе — результатом его снижения. Однако механизмы такого колебания вагусной посылки к сердцу остаются спорными. Наиболее распространены три гипотезы [34, 4, 13].

1. Центральный парасимпатический генез.

Возможность распространения возбуждения с дыхательного центра на кардиоваскулярный предполагалась еще в ХIХ веке [114]. Распространение эта гипотеза получила в начале ХХ века. Pongs в 1923 году обнаружил периодические, синхронные с дыханием колебания тонуса ядер блуждающего нерва [169]. Heymans с соавторами в 1927 году предположил возможность передачи возбуждения с дыхательного центра продолговатого мозга на кардиоваскулярный центр [116], например, по объединяющим их путям ретикулярной формации. Таким образом, возникло предположение о том, что дыхательные волны возникают в результате периодического возбуждения ядер блуждающих нервов, которое возможно без изменений афферентной посылки непосредственно к этим ядрам [2, 178, 137]. Подтверждением этой гипотезы некоторые исследователи считают то, что во время вдоха у людей можно иногда наблюдать уменьшение ЧСС, а не увеличение. Авторы [18] объясняют этот феномен модулирующим влиянием нейронов ретикулярной формации, через которые передается возбуждение с дыхательного центра на кардиоваскулярный.

2. Рефлексы с рецепторов растяжения легких и грудной клетки.

Как показал H. Hering [115], на вдохе происходит раздражение рецепторов легких и связанное с этим рефлекторное снижение тонуса блуждающих нервов, на выдохе тонус блуждающих нервов медленно восстанавливается, что и приводит к уменьшению ЧСС. По этой гипотезе активация рецепторов растяжения легких оказывает непосредственное влияние на центры блуждающих нервов [46, 79, 151]. Подтверждением этой гипотезы является, в частности, резкое уменьшение амплитуды дыхательных волн ритма сердца при денервации легких, например при их пересадке [194]. Выраженность дыхательной аритмии зависит, в частности, от глубины дыхания и, соответственно, активности афферентных волокон, идущих от легких [190]. Остаточные небольшие колебания ЧСС в такт дыханию после денервации легких объясняют механическим растяжением синоатриального узла при связанном с фазами дыхания изменении венозного возврата [194].

Однако дыхательная аритмия наблюдалась некоторыми исследователями и на фоне остановки дыхания [195].

3. Рефлексы с барорецепторов дуги аорты и каротидного синуса.

Основная предпосылка этой так называемой барорефлекторной теории — дыхательные волны АД и ритма сердца наблюдаются одновременно. Кроме того, возможность барорефлекторной генерации волн ритма сердца показывают математические модели [87]. При дыхании изменяется венозный возврат и, соответственно, сердечный выброс. Это приводит к синхронному с дыханием изменению АД (дыхательным колебаниям) [91, 203] и возбуждению артериальных барорецепторов. В результате вагусные барорефлекторные влияния на сердце также изменяются синхронно с дыханием и вызывают дыхательную аритмию [87, 153, 131, 132]. Кроме влияния изменения сердечного выброса, обсуждается возможность влияния на АД ритмических разрядов симпатических сосудодвигательных нервов, синхронных с ритмом дыхания [80, 185]. Однако эту гипотезу многие исследователи считают маловероятной из-за низкой скорости симпатической синаптической передачи и реакций гладких мышц [75].

Барорефлекторная теория не согласуется, например, с данными работы [194], которая обсуждалась выше. В этой работе в частности показано, что при нормальной гемодинамике и денервации легких дыхательные волны ритма сердца угнетаются. То есть сосудистый барорефлекс не является достаточным стимулом для возникновения дыхательных колебаний ритма сердца.

Некоторые исследователи указывают на то, что сдвиг по фазе между дыхательными колебаниями ритма сердца и АД не наблюдается [198, 76]. Если считать, что изменения ритма сердца имеют барорефлекторную природу, то такой сдвиг должен был бы быть [81].

При хронической денервации барорецепторов наблюдается неизмененная по сравнению с нормой дыхательная аритмия [74].

Кроме того, распространено мнение, прямо противоположное барорефлекторной теории: дыхательные колебания АД обусловлены колебаниями сердечного выброса, которые возникают в результате не только механических, связанных с дыханием изменений притока крови к сердцу, но и в результате изменения вагусной посылки к сердцу [41, 198].

3.3.2. Гипотезы о роли других рефлекторных воздействий в происхождении дыхательных волн ритма сердца

Кроме уже приведенных, наиболее обоснованных и распространенных гипотез происхождения дыхательных волн ритма сердца есть и другие, в которых предполагается роль других рецепторных контуров, например, возбуждения механорецепторов сердца изменяющимся при дыхании притоком крови [85]. Чаще всего механорецепторы сердца упоминаются в связи с кардиоваскулярными рефлексами, направленными на согласование сердечного выброса и тонуса сосудов [21, 22, 35]. Связь внутрисердечного давления и ЧСС показана в 1950-х гг. Аviado и Schmidt [53, 54]. При раздувании баллона в области аортального клапана наблюдали брадикардию, а в области клапанов легочной артерии — тахикардию. Кроме того, при повышении давления в левом желудочке сердца наблюдали угнетение дыхания. Широко известен рефлекс Бейнбриджа, при котором растяжение правого предсердия приводит, в частности, к изменению ритма сердца. Однако, при этом может наблюдаться как бради-, так и тахикардия, а механизмы этого рефлекса спорны [35, 16,  17, 32]. Кроме того, есть данные о том, что вагусные афферентные волокна, идущие от сердца, разряжаются синхронно с фазами дыхания [38].

Существует мнение, что основную роль в возникновении дыхательной аритмии играют изменения газового состава крови [42]. Так, в работе [216] показано, что гиперкапния у собак увеличивает дыхательную аритмию. Авторы считают, что при активации центральных хеморецепторов рефлекторно изменяется вагусная посылка к сердцу и, в результате, дыхательная аритмия является ответом на гиперкапнию. В работе [207] исследовали влияние гиперкапнии и гипоксемии на структуру ритма сердца человека. Показано, что гиперкапния увеличивает амплитуду дыхательной аритмии и снижает отношение LF/HF. При гипоксемии значительных изменений структуры ритма сердца не было обнаружено. Сходные данные были получены при исследовании влияния гипоксии и гиперкапнии на ритм сердца у собак в работе [215].

А.Д. Ноздрачев предложил гипотезу формирования дыхательных волн по механизму аксон-рефлекса. Согласно этой гипотезе возбуждение рецепторов растяжения легких передается к сердцу, не выходя за пределы одного аксона благодаря антидромному проведению [20].

Таким образом, все перечисленные гипотезы более или менее подкреплены экспериментальными фактами, но имеются и данные, противоречащие каждой из них. Возможно, что множество рефлекторных факторов одновременно влияя на центральный осциллятор, модулируют его активность [147, 196]. Так, перефразируя авторов работы [194], В. М. Хаютин предполагает, что “у человека функция сигналов рецепторов растяжения легких — разрешающая: эти сигналы определяют условия, при которых может действовать центрогенный механизм синусовой аритмии” [34].

3.3.3. Роль симпатической и парасимпатической систем в генерации дыхательных волн ритма сердца

Как уже указывалось, большинство исследователей признает исключительно парасимпатическое происхождение дыхательных волн. Однако имеются экспериментальные данные, противоречащие такой концепции. Так, в импульсации симпатических нервов сердца и нейронов спинного мозга, иннервирующих сердце, имеется синхронный с дыханием ритм [159, 105, 113, 161], функция которого не понятна.

Адреноблокаторы вызывают увеличение амплитуды дыхательных волн ритма сердца, что чаще всего объясняют принципиальной возможностью наличия у адреноблокаторов некого, еще не исследованного, центрального холиностимулирующего действия [36, 102, 154]. Однако водорастворимые адреноблокаторы, не проникающие через гематоэнцефалический барьер,  действуют на дыхательные колебания так же, как и жирорастворимые [199, 26]. Наиболее распространенным является мнение, что симпатическая и парасимпатическая системы находятся в реципрокных отношениях и устранение симпатических влияний приводит к усилению влияний парасимпатических, то есть к усилению дыхательных колебаний ритма сердца [81]. Но при этом должно предполагается, что симпатическая система принимает участие в формировании дыхательной аритмии, что спорно.

На фоне ваготомии (при отсутствии влияний парасимпатической системы!) Davis и соавторы при стимуляции рецепторов каротидного синуса у собак наблюдали брадикардию, которая была более выражена на вдохе. Тахикардия при кратковременной окклюзии сонных артерий также была более выражена на вдохе [86].

Как известно, симпатические синаптические процессы имеют низкую скорость [63, 181]. Например, у собак при стимуляции правого сердечного симпатического нерва латентное время в зависимости от силы стимула было от 0,4 до 0,7 с, а постоянная времени (время, за которое ЧСС изменяется в е раз) ¾ 1,1-2,1 с [157]. Поэтому считается, что поударная регуляция ритма сердца не может осуществляться симпатической системой. Кроме того, в состоянии покоя, а именно в этом состоянии наблюдается дыхательная аритмия, спорно наличие симпатических влияний на сердце [30, 31, 13, 17]. Например, В.М. Смирнов при исследовании роли симпатического и парасимпатического тонуса у животных разных видов не обнаружил симпатических влияний на ритм сердца в состоянии покоя [30, 28, 27, 29]. Многие исследователи придерживаются мнения, что симпатическая система создает “фон” для действия парасимпатической системы, например, изменяет чувствительность клеток синоатриального узла к вагусным влияниям, определяет эффективность работы сердца [10, 39].

3.4. Наиболее распространенные гипотезы о механизмах возникновения медленных (LF) волн.

В настоящее время медленные волны менее изучены, чем дыхательные. Это связано, в частности, с тем, что их присутствие в волновой структуре ритма сердца не постоянно. Они появляются, например, при эмоциональном напряжении, мышечной работе, гипоксии, изменении положения тела в пространстве или могут появляться спонтанно, без видимой причины. По мнению Р. М. Баевского, появление медленных волн свидетельствует о централизации регуляции сердца, происходящей в состоянии напряжения [4].  В некоторых ситуациях медленные волны выявляются почти регулярно, например, у молодых людей при переходе из положения лежа в положение стоя [34]. Медленные волны АД и ритма сердца в эксперименте можно вызвать при помощи специальных приемов: они возникают, например, при кровотечении [146] или повышении давления спинномозговой жидкости [180]. В то же время общепринятой экспериментальной модели исследования этих волн не разработано. Дополнительное осложнение в изучении медленных волн — наличие естественных рефлекторных изменений ритма сердца, по частоте близких к медленноволновым колебаниям. Таким артефактом при изучении медленных волн ритма сердца является, например, изменение ЧСС при глотании [40]. Кроме того, медленные волны ритма сердца не являются однородными по частоте и, вероятно, по происхождению [33, 75].

Все гипотезы о механизмах формирования медленных волн ритма сердца можно разделить на две группы: рефлекторные и центральные.

3.4.1. Рефлекторные гипотезы происхождения медленных волн ритма сердца

1.Барорецепторная гипотеза

В соответствии с этой гипотезой, медленные волны ритма сердца рассматриваются как рефлекторные изменения ЧСС в ответ на активацию рецепторов каротидного синуса и дуги аорты. Основным стимулом при этом считается периодические изменение АД — волны III порядка [68, 179, 41, 87, 189, 76, 174]. При повышении АД возбуждаются сосудистые барорецепторы и рефлекторно увеличивается вагусная посылка к сердцу — возникает брадикардия. Снижение давления приводит к противоположному эффекту. Между началом медленночастотной волны АД и соответствующей волны ритма сердца наблюдается задержка (около 2с у человека), наличие которой считают доказательством рефлекторной природы колебаний ритма сердца [76]. При этом механизм возникновения самих волн АД не ясен.

Феномен периодического изменения тонуса артериол давно известен, например, по изменениям объема пальца у здоровых людей при плетизмографии [117]. Однако самостоятельная роль этого явления в колебаниях системного АД спорна, так как возможно, что изменение кровенаполнения органов само может быть результатом изменения системного АД. В работе [75], выполненной на анестезированных собаках, выявлены периодические изменения потока и, соответственно, сопротивления, в изолированном от центральной гемодинамики участке сосудистого русла. При спектральном анализе этих изменений наблюдали колебания, соответствующие медленноволновым колебаниям ритма сердца и системного АД. Авторы делают вывод, что колебания АД обусловлены изменениями периферического сосудистого сопротивления. При этом механизм этого изменения дискутируется. Имеются несколько объяснений периодических изменений сосудистого тонуса.

1) Существует эндогенная вазомоторика [123], которая “обусловлена автоматизмом сокращений гладкомышечных волокон и не зависит от вегетативных нервных влияний” [7]. Однако эти миогенные ритмы чаще имеют более низкую частоту, чем волны АД третьего порядка [33].

2) Изменения просвета артериол могут быть обусловлены периодическими колебаниями тонуса симпатических нервов. При записи импульсации нервов, например, сосудов кожи [80, 64], мышц [185] и почек [119, 139] показано наличие ритмов, соответствующих по частоте колебаниям АД III порядка. Чаще всего источником этой импульсации считают сосудодвигательный центр ретикулярной формации ствола мозга [64, 160, 33, 75, 97, 146]. Однако, по данным некоторых исследователей, при изоляции спинного мозга, например при экспериментальной перерезке спинного мозга или при травме, медленные колебания АД и соответствующая им импульсация симпатических нервов сохраняется [103, 133, 158, 159]. По-видимому, это наблюдается не всегда, поскольку есть прямо противоположные данные [121]. Некоторые исследователи предполагают, что наличие периодичности в импульсации симпатических нервов при перерыве спинного мозга может быть проявлением неких собственных свойств вегетативных нервов [84].

Представления о роли эндогенной вазомоторики и периодических колебаний тонуса симпатических нервов можно объединить [75], предполагая, что на эндогенную вазомоторику влияет симпатическая импульсация, усиливающая и учащающая сокращения мышц сосудов.

В некоторых работах, посвященных связи барорефлекса с импульсацией в почечных нервах и с медленными колебаниями ритма сердца и АД, было показано, что денервация барорецепторов приводит к исчезновению как медленных колебаний АД и ЧСС, так и соответствующей импульсации в почечных нервах. [139, 126]. Иными словами, медленноволновая импульсация в симпатических нервах может быть обусловлена барорефлексом, а не наоборот [206].

3) Есть мнение, что в изменении тонуса артериол, соответствующем волнам III порядка, может принимать участие гуморальная регуляция [149, 41, 13, 170, 58]. Так, изменения концентрации некоторых гормонов имеют период, сравнимый с периодом медленных волн, а изменения концентраций некоторых пептидов (например, ангиотензина, ангиотензинпревращающего фермента, атриопептида) приводят к изменению мощности медленных волн [57, 65, 99, 100, 193].

2. Дыхательная теория.

Существует нелинейная связь между ЧДД и медленными колебаниями ритма сердца [8]. Наличие этой связи подтверждается экспериментально и при математическом моделировании волновой структуры ритма сердца. Именно на основании математического моделирования возникла гипотеза о резонансной природе медленных волн, в дальнейшем получившая подтверждение при статистических обработках данных с использованием передаточной функции. По этой гипотезе дыхательные волны являются быстрым парасимпатическим ответом на какие-либо рефлексогенные влияния, возникающие при дыхании. Симпатический ответ с такой скоростью проявляться не может. При этом симпатическая задержка играет роль низкочастотного фильтра. Симпатическое “резонансное” изменение ритма сердца и (или) АД появляется через несколько дыхательных движений в виде медленночастотных колебаний [187, 87, 74].

На другой математической модели, с последующей проверкой  результатов, предсказанных на основании данной модели, показана достаточность только дыхательных колебаний и изменения тонуса блуждающего нерва для  генерации медленных волн ритма сердца [188]. Согласно этой модели, медленные волны являются результатом конвергенции дыхательных волн и колебаний тонуса блуждающего нерва.

В некоторых работах доказывается прямая связь медленных волн с дыханием [55].

Таким образом, согласно всем перечисленным гипотезам медленные волны ритма сердца являются результатом рефлекторного ответа на периодически изменяющиеся различные стимулы. При этом нет необходимости в собственном центральном осцилляторе и вопрос о его наличии, как правило, не рассматривается. Однако существуют гипотезы, которые сформировались в результате того, что иногда не наблюдается связи между медленными волнами ритма сердца и какими-либо рефлексогенными стимулами. В таком случае наличие медленных волн объясняют активностью собственного осциллятора.

3.4.2. Центрогенные гипотезы о происхождении медленных (LF) волн ритма сердца

Наличие жесткой связи между медленными колебаниями АД и ритма сердца отрицается многими исследователями [146, 75, 160, 84]. Так, у двух пациентов с тяжелой сердечной недостаточностью при применении методики вспомогательного кровообращения наблюдали выраженные LF- и HF- волны ритма сердца и только HF-волны АД; значит, медленные волны ритма сердца могут наблюдаться в отсутствии соответствующих волн АД [84]. Искусственное повышение волн АД путем создания периодического отрицательного давления в области нижней половины тела вызывает повышение амплитуды колебаний интервала RR, однако спектральные характеристики изменений волн АД и ритма сердца не совпадают [108]. В острых экспериментах на собаках волны ритма сердца опережали по фазе волны АД [75], что исключало барорецепторный механизм происхождения волн ритма сердца. Правда, в более поздних работах авторы предполагают, что условия острого эксперимента могут повышать роль центрального механизма регуляции, снижая роль барорефлекторного. Однако, наличие центрального осциллятора не отрицается [76]. При денервации барорецепторов, на фоне отсутствия медленных волн АД, медленные волны ритма сердца могут как снижаться [89], так и не изменяться или даже усиливаться [122, 44, 204, 132, 159]. Такие данные свидетельствуют о возможности появления LF-волн ритма сердца независимо от рефлекторных, периферических механизмов. В результате многие исследователи признают основным центральный генез медленных волн ритма сердца, что согласуется, например, с работами Р. М. Баевского, Д. И. Жемайтите и Н. Б. Хаспековой [4, 33, 11].

3.4.3. Роль симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы в происхождении медленных (LF) волн ритма сердца

Открытым остается вопрос и о том, какой отдел вегетативной системы играет основную роль в происхождении LF-волн ритма сердца. Многие исследователи склоняются к симпатическому происхождению этих волн [144, 104, 166, 168, 175, 142]. Такая точка зрения подтверждается как экспериментальными работами, так и клиническими наблюдениями. Например, при двустороннем удалении звездчатых ганглиев у собак не вызываются LF-волны, которые рефлекторно вызывались до операции [166]. Доказательством симпатической природы медленных волн ритма сердца считают их повышение при повышении симпатической активности, например, при физических упражнениях [47], а также наличие этих волн в структуре ритма сердца и импульсации симпатических нервов у децеребрированных кошек [142, 161]. Некоторые исследователи наблюдали снижение амплитуды LF-волн при введении адреноблокаторов или хирургической блокаде симпатической системы [175, 165, 73].

Симпатическая природа медленных колебаний ритма сердца, по мнению некоторых исследователей, может иметь барорефлекторное происхождение. Например, импульсация в симпатических нервах сердца усиливается при барорефлекторных влияниях или стимуляции нервов, идущих от барорецепторов [113, 119].

В настоящее время очень распространен среди физиологов и активно применяется в клинике метод оценки состояния вегетативной нервной системы по соотношению спектральных мощностей LF- и HF-компонентов ритма сердца. При этом маркером симпатических влияний считают медленные волны, а парасимпатических — дыхательные [125, 45]. Основой метода считают гипотезу А. Malliani о реципрокных изменениях LF- и HF-компонентов ритма сердца, соответствующих реципрокным взаимоотношениям источников их происхождения: симпатической и парасимпатической систем [150, 161]. Так, рефлекторное повышение симпатического тонуса при введении нитропруссида повышает LF-компоненты волновой структуры ритма сердца, АД и импульсации в мышечных нервах. Введение фенилэфрина вызывает повышение HF-компонента [168].

Однако исключительно симпатическая природа медленных волн не является общепризнанной. Не всегда находят корреляцию между выраженностью симпатического тонуса (определяемого по импульсации в мышечных симпатических нервах) и амплитудой медленных волн [200, 87]. Повышение симпатического тонуса, определяемое по степени влияния адреноблокаторов на ЧСС, у собак не приводит к повышению LF-волн. Атропин же может значительно снизить амплитуду LF-волн [118, 1, 26]. Авторы работ [174, 156] поддерживают рефлекторную теорию происхождения медленных волн, однако не находят их симпатического генеза.

Наблюдаемое некоторыми исследователями отсутствие этих волн на фоне повышения симпатического тонуса и резкое снижение их мощности на фоне блокады парасимпатической системы убеждает многих в участии парасимпатической системы в их генерации [78, 118, 191, 176, 124, 93, 26]. В ряде работ не обнаружено снижения LF волн при введении адреноблокаторов [26, 24, 1].

 Кроме того, описанное выше наличие медленных волн на фоне перерыва спинного мозга некоторые исследователи объясняют парасимпатической, а не симпатической природой медленных колебаний ритма сердца [133], что представляется более оправданным.

3.5 Наиболее распространенные гипотезы о механизмах возникновения сверхмедленных (VLF) волн.

Сверхмедленные волны разнообразны по частоте и амплитуде. Механизмы их происхождения мало изучены. Считается вероятным, что разные по частоте сверхмедленные волны вызываются разными механизмами. Основными гипотезами являются предположения о возможных регуляторных механизмах, имеющих циклический характер и влияющих на ЧСС. Например, имеются терморегуляторные циклы колебаний тонусов кожных сосудов, и такие колебания способны приводить к колебаниям ритма сердца в диапазоне VLF [141, 128]. Кроме того, обсуждается возможная роль эндогенной вазомоторики [67]. У человека в вертикальном положении происходят циклические колебания положения центра тяжести, которые изменяют венозный возврат, приводя в действие мышечный насос [120]; такие колебания могут периодическим образом изменять ритм сердца в диапазоне VLF. По-видимому, некоторые виды волн имеют гуморальное происхождение и связанны с колебаниями уровня концентрации гормонов в крови [19, 13]. По-мнению некоторых исследователей, имеется барорефлекторная связь между колебаниями ритма сердца в диапазоне VLF и колебаниями АД, что подтверждается снижением спектральной мощности сверхмедленных колебаний при денервации барорецепторов [90].

Роль симпатической и парасимпатической систем в генерации сверхмедленных волн (VLF) ритма сердца тоже спорна.

По представлениям Р. М. Баевского выраженность сверхмедленных волн является показателем централизации управления ритмом сердца, причем управление осуществляется высокими уровнями регуляции. Связь между центральным контуром управления и синоатриальным узлом, по мнению Р. М. Баевского, осуществляется симпатической нервной системой [4]. Таким образом, в формировании VLF-волн ритма сердца доминирующую роль играет симпатическая система.

Однако по некоторым данным холиноблокаторы могут значительно снижать мощность сверхмедленных волн [197, 37], что можно расценить как доминирующую роль парасимпатической системы.

Кроме того, высказывались предположения о возможной роли в генерации сверхмедленных волн внутрисердечной нервной системы [13].

Заключение

Таким образом, на сегодняшний день не выяснено, является ли волновая структура ритма сердца центрогенной, связанной с собственной активностью центральных водителей ритма, на которые неким образом влияют периферические стимулы, или же  ритм сердца является прямым  результатом ритмических периферических рефлекторных влияний. Кроме того, возможен гуморальный и внутрисердечный генез. Спорным остается даже вопрос роли симпатической и парасимпатической систем и, соответственно, о медиаторной природе формирования волн ритма сердца.  Физиологический смысл наличия периодических колебаний ритма сердца тоже  не выяснен.

 

Уважаемые студенты РНИМУ им. Н.И. Пирогова!

Если Вы дочитали этот обзор до конца, то вероятно запутались. Если не дочитали, то запутались раньше. Это нормально. Обзор действительно длинный и сложный. Кроме того, в волновой структуре ритма сердца запутываются все.

Тем не менее, СНК нашей кафедры пытается прояснить ситуацию. Мы решили начать с «простого» − выяснить медиаторную природу волн ритма сердца. Для этого мы использовали фармакоанализ: внутримышечное введение адрено− и холиноблокаторов. В качестве модели выбрали кроликов. Это обусловлено тем, что нас особенно интересовали медленные (LF) волны, а у кроликов они выражены постоянно и имеют высокую амплитуду. В настоящее время поставлено более 70-и экспериментов. Закончена серия с адреноблокаторами. По результатам данной работы уже написана статья, которая скоро должна выйти в журнале «Бюллетень Экспериментальной Биологии и Медицины». Студентами сделано несколько докладов на конференциях, в том числе «взрослых» конференциях с международным участием. Кратко, результат такой: мы не обнаружили симпатического генеза медленных волн у кроликов. (По ходу работы сразу возникает вопрос: если симпатическая система не генерирует волновую структуру ритма сердца, а парасимпатическая иннервация не восстанавливается после трансплантации, то откуда волновая структура у пересаженного сердца?)

Серия с холиноблокаторами не доделана; надо еще, как минимум 3 эксперимента. Сделанные эксперименты пока не обработаны.  

Кроме того, мы планируем статью о влиянии частоты дыхания на волновую структуру ритма сердца.

Есть и другие, более отдаленные планы.

Если Вас заинтересовала эта тема, если у Вас есть новые идеи, и Вы хотите работать ради них  − обращайтесь на кафедру физиологии МБФ к доц. Сергеевой Ольге Владимировне лично или по почте (o-sergeeva1@yandex.ru), или к старосте кружка, студ. 6 курса Антонову Ивану (ivan_antonov_1988@br.ru).

 

Сергеева О.В.

 Список литературы

  1. Алипов Н. Н., Сергеева О.В., Кузнецова Т.Е., Боброва Н. А., Абдулкеримова Н. З. Роль симпатической и парасимпатической нервной системы в управлении ритмом сердца у кошки.//Бюлл. Эксп. Биол. и Мед. 2005., № 11, 140(5):477-82
  2. Бабский Е. Б., Ульянинский Л.С. Новые данные о регулирующей сердечную деятельность функции синоатриального узла.// Физиол. журн. СССР, 1970, 56, 12, 1772—1780.
  3. Баевский Р.М. Кибернетический анализ процессов управления сердечным ритмом. //В сб. Актуальные проблемы физиологии и патологии кровообращения. М.: Медицина. 1986, т. 59. с. 178 — 193. 
  4. Баевский Р.М., Кириллов О.И., Клецкин С.З. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе. //М.: Наука, 1984.
  5. Баевский Р.М., Нидеккер И.Г. Методика и некоторые результаты автокорреляционного и спектрального анализа ритма сердечных сокращений. //В сб. Вычислительная техника в физиологии и медицине. М., 1968, c. 151—162.
  6. Вариабельность сердечного ритма: Теоретические аспекты и практическое применение. //Тезисы международного симпозиума. Ижевск, 1996, с. 225.
  7. Вицлеб Э. Функции сосудистой системы. //В кн: ”Физиология человека” под ред. Р. Шмидта и Г. Тевса (пер.с англ.). М.: Мир, 2005. т 2, с. 498 — 565.
  8. Воскресенский А. Д., Вентцель М. Д. Статистический анализ сердечного ритма и показателей гемодинамики в физиологических исследованиях.// М.: Наука, 1974.

9.       Гоффман Б, Крейнфилд П. Электрофизиология сердца. (пер. с англ).// М., 1962, 390 с.

  1. Дворников А.В. Вариабельность сердечного ритма при различных функциональных состояниях вегетативной регуляции у крыс. Автореферат дисс. канд. биол. наук, Нижний Новгород, 2002.
  2. Жемайтите Д.И. Вегетативная регуляция синусового ритма сердца у здоровых и больных. //В сб. “Анализ сердечного ритма”, Вильнюс. 1982, с. 22

12.    Жемайтите Д.И. Возможности клинического применения и автоматического анализа ритмограмм. Дисс. докт. мед. наук. Каунас., 1972.

13.    Клецкин С.З. Математический анализ ритма сердца. //М: изд. ВНИИМИ, 1979. 115 с.

  1. Конради А.О., Усачев Н.И., Шляхто Е. В. и др. Показатели вариабельности ритма сердца у больных гипертонической болезнью. //Международный симпозиум “Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение”. Тезисы докладов. Ижевск, 1996, с. 41—42.
  2. Косицкий Г. И., Червова И.А. Сердце как саморегулирующаяся система //М: Наука, 1968
  3. Косицкий Г.И. Афферентные системы сердца. //М: Медицина, 1975.
  4. Косицкий Г.И., Бабский Е.Б., Зубков Г.И. Кровообращение// В кн. Физиология человека под ред. Г.И. Косицкого, М.: Медицина,1985

18.    Котельников С.А., Ноздрачев А.Д., Одинак М.М., Шустов Е.Б., Коваленко И.Ю., Давыденко В.Ю. Вариабельность ритма сердца: представления о механизмах. //Физиол. чел., 2002, т.28, N1, c.130-143.

  1. Никулина Г.А. К вопросу о “медленных” ритмах сердца. //В сб.: Математические методы анализа сердечного ритма. М.: Наука, 1968, с. 24 — 27.
  2. Ноздрачев А.Д. Аксон-рефлекс. Новые взгляды в старой области. //Физиол. ж. 1995, т. 81, 11, с. 136-144.
  3. Осадчий Л.И. Работа сердца и тонус сосудов.// М., Институт физиологии им. Н. И. Пирогова. 1975.
  4. Рашмер Р. Системное артериальное давление. //В кн. Динамика сердечно-сосудистой системы. гл. 5, М.: Медицина, (пер.с англ.) 1981.

23.    Рябыкина Г.В., Соболев А.В. Вариабельность ритма сердца. //М.: изд.”Стар’Ко”. 1998. 200с

  1. Сальников Е.В. Вариабельность сердечного ритма у крыс с экспериментальной хронической сердечной недостаточностью, длительно получавших b-адреноблокаторы. //Бюлл. Эксп. Биол.  Мед., 2009 г., Том 147, № 2- (139 - 143)

25.    Самко Ю.Н., Батова Н.Я., Тиунова А.А. Анализ изменений сердечного ритма человека-оператора на модели успешного монотонного слежения за целью и при сбое в работе.// Физиол. чел. 1992, 18(2)Ж c. 149 — 152.

  1. Сергеева О. В., Алипов Н. Н., Смирнов В. М. Влияние атропина, пропранолола и атенолола на волновую структуру колебаний ритма сердца у крыс. //Бюлл. Эксп. Биол.и Мед., 2008, т. 145 N5, с. 364—367
  2. Смирнов В.М. Исследование тонуса симпатической нервной системы.// Бюлл. эксп. биол. и мед. 1993, т 5, с. 451 — 453.
  3. Смирнов В.М. Роль симпатического и парасимпатического нервов в развитии ваготомической тахикардии. //Бюлл. эксп. биол. и мед. 1993, т.115, 2, с. 117 — 119.
  4. Смирнов В.М. Симпатическая нервная система не участвует в развитии ваготомической тахикардии. //Бюлл. эксп. биол. и мед., 1995, т.СХХ, 8, с. 125 — 128.

30.    Смирнов В.М. Тонус симпатических нервов и регуляция деятельности сердца.// Бюлл. эксп. биол. и мед. 2000, т.130, 10, стр. 370—373.

  1. Смирнов В.Н. Механизмы двойственного влияния симпатического и парасимпатического нервов на функции внутренних органов. Дисс. докт. биологических  наук. Минск, 1984 
  2. Удельнов М. Г. Физиология сердца.// М: Изд. Московского университета, 1975.
  3. Хаспекова Н.Б. Регуляция вариативности ритма сердца у здоровых и больных с психогенной и органической патологий мозга. Дисс. докт. мед. наук . Москва. 1996.
  4. Хаютин В. М., Лукошкова Е. В. Спектральный анализ частоты сердцебиений: физиологические основы и осложняющие его явления. //Рос. Физ. Журн. 85, N7, 1999, с. 893—909.
  5. Хаютин В.М. Сосудодвигательные рефлексы. // М: Наука, 1964.
  6. Хаютин В.М., Бекбосынова М.С. Лукошкова Е.В., Голицын С.П. Изменения мощности колебаний частоты сокращений сердца, вызываемое пропранололом у больных с нарушениями ритма. //Кардиол. 1997, N7, c. 4—14.

37.    Хаютин В.М., Бекбосынова М.С., Лукошкова Е.В., Голицын С.П. Изменение частоты сокращений сердца и спектра мощности его колебаний у больных с разными формами нарушений ритма при коротком курсовом приеме хинидина.// Кардиол. 1998(б)1:c. 22 — 30.

  1. Шабан В. М. Функциональное значение двойной афферентной иннервации сердца. //Успехи физ. наук 1992, 2, т.23, с.109.

39.    Шейх-Заде Ю. Р., Кручинина В. М., Сукач Л. И. и др. Общие принципы управления сердечным ритмом при залповом раздражении блуждающего нерва у различных животных. //Физиол. ж. СССР, 1987. т. 73, 10. с. 1325—1330.

  1. Шерозия О.П., Ермишкин В.В., Лукошкова Е.В. Динамика хронотропной реакции сердца при глотании у здоровых лиц. //Бюлл. эксп. биол. и мед. 2003, т.135, 4, с. 377—381.

 

41.          Akselrod S., D. Gordon, J.B.Madwed, N.C. Snidman, D.C. Shannon, R.J. Cohen. Hemodynamic regulation: investigation by spectral analysis. //Am. .J. Physiol. 1985, 249 (Heart Circ.Physiol. 18): H867—H875.

42.          Al-Ani M., Forkins A.S., Townend J.N., Coote J.H. Respiratory sinus arhythmia and central respiratory drive in humans. //Clin.Sci (Colch).,1996, Vol.90, N3, p 235 — 41

43.          Allard R, Hatzakorzian R, Deschamps A, Backman SB. Decreased heart rate and blood pressure in a recent cardiac transplant patient after spinal anesthesia. Can J Anaesth. 2004 Oct;51(8):829-33.

44.          Alper R. H., Jacob H. J., Brody M. J. Regulation of arterial pressure lability in rats with chronic sinoaortic deafferentation .//Am. J. Physiol. 1987, 253 (Heart Circ. Physiol. 22): H466—H474.

45.          Altuncu M.E, Baspinar O, Keskin M.  The use of short-term analysis of heart rate variability to assess autonomic function in obese children and its relationship with metabolic syndrome.// Cardiol J. 2012;19(5):501-6.

46.          Anrep G. V., Pascual W., Rossler R. Respiratory variation of the heart rate. I. The reflex mechanism of respiratory arrhythmia. //Proc. Royal. Soc. Series B. 1936., 119:191—217.

47.          Arai Y., Saul J. P., Albrecht P., Hartley L. H., Lilly L. S., Cohen R. J., Colucci W.S. Modulation of cardiac autonomic activity during and immediately after exercise. //Am. J. Physiol., 1989, 256 (Heart Circ. Physiol. 25): H132—H141.

48.          Ardell JL, Butler CK, Smith FM, Hopkins DA, Armour JA. Activity of in vivo atrial and ventricular neurons in chronically decentralized canine hearts. Am J Physiol. 1991 Mar;260(3 Pt 2):H713-21.

49.          Armour J.A. Cardiac neuronal hierarchy in health and  disease. Am. J. Physiol Regul Inter Comp Physiol 287:R262-R271, 2004.

50.          Armour JA, Hopkins DA. Activity of canine in situ left atrial ganglion neurons. Am J Physiol 1990 Oct;259(4 Pt 2):H1207-15

51.          Arora R.C., Cardinal R., Smith F.M., Ardell J.L., Dell’Italia L.J., and J.A. Armour. Intrinsic cardiac nervous system in tachycardia induced heart failure. Am. J Physiol Regul Integr Comp Physiol 285:R1212-R1223, 2003.

52.          Arrowood JA, Minisi AJ, Goudreau E, Davis AB, King AL. Absence of parasympathetic control of heart rate after human orthotopic cardiac transplantation. Circulation. 1997 Nov 18;96(10):3492-8.

53.          Aviado D., Schmidt C.F. Reflexes from stretch receptors in blood vessel, heart and lungs. //Physijl. Rev., 1955, v.35, p.247—300.

54.          Aviado D., Schmidt C.F.Cardiovascular and respiratory reflexses from tne left side on the heart. //Am. J. Physiol., 1959, v. 196, p. 726—730.

55.          Aysin B, Aysin E. Effect of respiration in heart rate variability (HRV) analysis. Conf Proc IEEE Eng Med Biol Soc. 2006;1:1776-9.

56.          Baharav A.,Mimouni M., Lehrman-Sagie T. et al. Spectral analysis of heart rate in vasovagal syncope: the autonomic nervous system in vasovagal syncope. //Clin. Auton. Res. 1993;3:261—269.

57.          Baltatu O, Janssen BJ, Bricca G, Plehm R, Monti J, Ganten D, Bader M. Alterations in blood pressure and heart rate variability in transgenic rats with low brain angiotensinogen. //Hypertension, 2001, Feb;37(2 Part 2):408—13.

58.          Baujard C, Ponchon P, Elghozi JL. Effects of graded hemorrhage on short-term variability of blood pressure in conscious rats. //Fundam Clin Pharmacol.1996; 10(6):511—7.

59.          Beck W., Barnard C., Schrire V. Heart rate after cardiac transplantation. //Circul., 1969, 40, 4, 437—445.

60.          Beckers F, Ramaekers D, Speijer G, Ector H, Vanhaecke J, Verheyden B, Van Cleemput J, Droogné W, Van de Werf F, Aubert AE. Different evolutions in heart rate variability after heart transplantation: 10-year follow-up. Transplantation. 2004 Nov 27;78(10):1523-31.

61.          Bengel FM, Ueberfuhr P, Karja J, Schreiber K, Nekolla SG, Reichart B, Schwaiger M. Sympathetic reinnervation, exercise performance and effects of beta-adrenergic blockade in cardiac transplant recipients. Eur Heart J. 2004 Oct;25(19):1726-33.

62.          Bengel FM, Ueberfuhr P, Schiepel N, Nekolla SG, Reichart B, Schwaiger M. Effect of sympathetic reinnervation on cardiac performance after heart transplantation. N Engl J Med. 2001 Sep 6;345(10):731-8

63.          Berger R.D., J.P.Saul, R.J. Cohen. Transfer function analysis of autonomic regulation. I.Canine atrial rate response. //Am. J. Physiol., 1989, 256 (Heart Circ. Physiol. 25): H142 — H152.

64.          Bernardi L., Hayoz D., Wenzel R., Passino C., Calciati A., Weber R., Noll G.Synchronous and baroreceptor-sensitive oscillations in skin microcirculation: evidence for central autonomic control. //Am. J. Physiol., 1997, 273 (Heart Circ. Physiol. 42): H1867 — H1878

65.          Bernardi M, Deslauriers R, Docherty J, Rossi C, Rossini L, Rossini P, Tonnini C. Spectral analysis of intercycle heart fluctuations in the diethyl-ether-anaesthetized or pithed rat treated with prazosin, dl-propranolol, endothelin-1, alpha-r atriopeptin and ACE-inhibitors. //J. Auton Pharmacol., 1998 Oct;18(5):271—80.

66.          Bernheim A, Fatio R, Kiowski W, Weilenmann D, Rickli H, Brunner-La Rocca HP. Atropine often results in complete atrioventricular block or sinus arrest after cardiac transplantation: an unpredictable and dose-independent phenomenon. Transplan. 2004, Apr 27; 77(8):1181-5.

67.          Berntson G.G., Bigger J.T., Eckberg D.L. et al. Heart rate variability: origins, methods and interpretative caveats. //Psychopysiol. 1997, 34: 623 — 648.

68.          Bertram D., Barres C., Cuisinaud G., Julien C. The arterial baroreceptor reflex of the exhibits positive feedback properties at the frequency of mayer waves. //J. Physiol. (Lond.) 1998, 513:251—261.

69.          Bianci A., Bontempi B., Cerutti S. et al. Spectral analysis of heart rate variability signal and respiration in diabetic subjects. //Med. Biol. End. Comput., 1995, Vol. 91, N7, p.1936—1943.

70.          Binklew P.F., Nunziata E., Haas G.J. et al. Parasympathetic withdrawal is an integral component of autonomic imbalance in congestive heart failure: Demonstration in human subjects and verification in a paced canine model of ventricular failure. //J. Am. Coll. Cardiol., 1991, Vol. 18, p.464—472.

71.          Brunner-La Rocca HP, Kiowski W, Bracht C, Weilenmann D, Follath F. Atrioventricular block after administration of atropine in patients following cardiac transplantation. Transplantation. 1997 Jun 27;63(12):1838-9.

72.          Buendia-Fuentes F, Almenar L, Ruiz C, Vercher JL, Sánchez-Lázaro I, Martínez-Dolz L, Navarro J, Bello P, Salvador A. Sympathetic reinnervation 1 year after heart transplantation, assessed using iodine-123 metaiodobenzylguanidine imaging. Transplant Proc. 2011 Jul-Aug;43(6):2247-8.

73.          Cerutti C, Lo M, Julien C, Paultre CZ, Vincent M, Sassard J. Role of sympathetic nervous system on blood pressure and heart rate variabilities in the rat: spectral analysis //Arch Mal Coeur Vaiss. 1991 Aug;84(8):1235—8.

74.          Cerutti C., Barres Ch.,Paultre Ch. Baroreflex modulation of blood pressure and heart rate variabilities in rats: assessment by spectral analysis. //Am. J. Physiol., 1994, 266 (Heart Circ. Physiol. 35): H1993—H2000.

75.          Cevese A., Grasso R., Poltronieri R., Schena F. Vascular resistance and arterial pressure Low-frequency oscillations in the anesthetized dog. //Am.J. Physiol., 1995 268(Heart Circ.Physiol. 37): H7—H16

76.          Cevese A., Gulli G., Polati E., Gottin L., Grasso R. Baroreflex and oscillation of heart period at 0,1 Hz studied by a-blockads and cross-spectral analysis in bealthy humans. //J. Physiol. 2001, 531, 1, 235—244.

77.          Chakko S., Mulingtapang R. F., Huikuri H. V. et al. Alterations in heart rate variability and its circadian rhythm in hypertensive patients with left ventricular hypertrophy free of coronary artery disease. //Am. Heart J., 1993, Vol. 12, N6, 1364—1372.

78.          Chess G. F., Tam R. M., Calaresu F. R. Influence of cardiac neural inputs on rhythmic variations of heart period in the cat. //Am. J. Physiol., 1975, Mar, 228 (3), 775—80.

79.          Clynes M. Respiratory sinus arrhythmia: Laws derived from computer simulation. //J.Appl. Physiol., 1960, 15:863—874.

80.          Cogliati C, Magatelli R., Montano N., Narkiewiez K., Somers V.K. Detection of low- and high-frequency rhythms in the variability of skin sympathetic nerve activity. //Am.J. Physiol. 2000: Heart Circ. Physsiol.278(4), H1256—H1260.

81.          Cohen M. A., Teylor J. A. Short-term cardiovascular oscillations in man: measuring and modelling the physiologies. //J. Physiol., 2002, 542.3, p.669—683.

82.          Collins M. N., Billman G.E. Autonomic response to coronary occlusion in animals susceptible to ventricular fibrillation. //Am. J. Physiol., 1989, 257 (Heart Circ. Physiol. 26):H1886—H1894.

83.          Comi Y.C., Sugiama H., Uchimura I., Maezawa H. Relationship between the RR interval variation and metabolic states of diabetes. //Diabetes Res. Clin. Pract., 1985, Vol.1, N3, p. 139—144.

84.          Cooley R.L., Montano N., Cogliati C., van de Borne P., Richenbacher W., Oren R., Somers V. K. Evidence for a Central Origin of low-frequency oscillation in RR-interval variability. //Circulation, 1998, 98, 556—561.

85.          Davies C.T.M., J.M.M. Neilson. Sinus arrhythmia in man at rest. //J. Appl. Physiol., 1967, 22(5): 947—955.

86.          Davis, McCloskey D. J., E. K. Potter. Respiratory modulation of baroreceptor and chemoreceptor reflexes affectine heart rate throuch the sympatetic nervous system. //J. Physiol. 1977, 272, 691—703.

87.          De Boer R. W., Karemaker J. K., Strackee J. Hemodynamic fluctuations and baroreflex sensitivity in humans: a beat-to-beat model. //Am. J. Physiol. 1987, 253 (3): 680—687.

88.           DeBeck L. D.,  Petersen S.R.,  Jones K. E., and  Stickland M.K.  Heart rate variability and muscle sympathetic nerve activity response to acute stress: the effect of breathing.// <cite>Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol </cite>July 2010 299:R80-R91;

89.          Di Rienzo M., Parati G., Castiglioni P., Omboni S., Ferrari A. U., Ramirez A. J., Pedotti A., G. Mancia. Role of sinoaortic afferents in modulating BP and pulse-interval spectral characteristics in unanesthetized cats. //Am. J. Physiol., 1991, 261 (heart Circ. Physiol.30), 1811—1818.

90.          Di Rienzo M., Parati G., Castiglioni P., Omboni S., Ferrari A. U., Ramirez. A. J., Pedot Mancia G. Role of sinoaortic afferents in modulationg BP and pulse-interval spectral characteristics in unanesthetized cats. //Am. J. Phys.1991, Dec; 261(6 Pt 2):1811 — 8.

91.          Dornhorst A. C., Haward P. Leathart G. L. Respiratory variations in blood pressure. //Circulation ,1952, 6, 553—558.

92.          Eckberg D. Human sinus arrhythmia as an index of vagal cardiac outflov. //J. Appl. Physiol., 1975, 54: 961—966

93.          Elghozi JL, Japundzic N, Grichois ML, Zitoun P. Nervous mechanisms of spontaneous oscillations of systolic blood pressure and heart rate //Arch Mal Coeur Vaiss. 1990 Jul;83(8):1065—8.

94.          Elstad M., Toska K., Chon Ki H., Raeder E. A., Cohen R. J. Respiratory sinus arrhythmia: opposite on systolic and mean arterial pressure in supine humans. //J. Physiol. 2001, 536, 1, 251—259.

95.          Fleisch A., Beckmann R. Die raschen Schwankungen der Pulsfrequenz registriert mit dem Pulzeitschreiber. //Zeitsch. Ges. Exp. Med., 1932, 80 (3/4):487—510.

96.          Furlan R., Piazza S., Dell’Orto S., Barbic F., Bianchi A., Mainardi L., Cerutti S., Pagani M., Malliani A. Cardiac autonomic patterns preceding occasional vasovagal reactions in healthy humens. //Circulation 1998; 98: 1756—1761.

97.          Gebber G. L. Central oscillators responsible for sympathetic nerve discharge. //Am.J. Physiol., 1980, 239 (Heart Circ.Physiol. 8): 143—155.

98.          Giardino N. D., Glenny R. W., Borson S., L. Chan. Respiratory sinus arrythmia is associated with efficiency of pulmonary gas exchange in healthy humans. //Am. J. Phys. Heart Circ Phys. 284: H1585 — 1591, May 2003.

99.          Gouedard O, Blanc J, Gaudet E, Ponchon P, Elghozi JL. Contribution of the renin-angiotensin system to short-term blood pressure variability during blockade of nitric oxide synthesis in the rat. //Br J. Pharmacol., 1996, Nov;119(6):1085—92

100.      Gouedard O, Gaudet E, Blanc J, Ponchon P, Elghozi JL. Contribution of the renin-angiotensin system to the variability of blood pressure in hypertensive rat after blockade of nitric oxide synthesis. //Arch Mal Coeur Vaiss. 1996 Aug;89(8):1013 — 7

101.      Gray A.L., Johnson T.A., Ardell J.L., and Massari V.J. Parasympathetic control of the heart. II. A novel interganglionic intrinsic cardiac circuit mediates neural control of heart rate. J. Appl Physiol 96:2273-2278, 2004

102.      Grossman P., Kollai M., Respiratory sinus arrhythmia, cardiac vagal tone, and respiration: Within and between- individual relations. //Psychophysiology, 1993, 30, 486—495.

103.      Guzzetti S.,Cogliati C., Broggi C., et al. Heart period and arterial pressure variabilities in quadriplegic patients. //Am. J. Physiol., 1994, 266, H1112—20.

104.      Guzzetti S.,Dassi S., Baisama M., Ponti G.B., Pagani M., Malliani A. Altered dynamics of the circadian relationship between systemic arterial pressure and cardiac sympathetic drive early in mild hypertension. //Clin.Sci. Colch. 1994 Feb; 86(2):209.

105.      Habler H-J., Janig W., Michaelis M. Respiratory modulation in the activity of sympathetic neurons. //Progr in Neurobiol, 1994, 43: 567—606.

106.      Hales S. Statical Essays concerning Haemastaticks; or, An Account of some Hydraulick and Hydrostatical experiments made on the Blood and Blood-vessels of Animals. //Printed for W. Innys and R. Manby, London, 1733

107.      Haller A.Elementa physiologiae corporis humani. //In 8 t. Lausanne: S. d’Arnay, 1760. T. 2, lib. 6, 330—332.

108.      Hamner J.W., Morin R. J., Rudolph J.L., Taylor J. A. Inconsistent linc between low-frequncy ocillations: RR interval responses to augmented Mayer waves. //J. Appl. Physiol., 2001, 90, 1559—1564.

109.      Hayano J., Sakakibara Y., Yamada A., Ohte N., Fujinami T., Yokoyami K., Watanabe Y., Takata K. Decreased magnitude of heart spectral components in coronary artery disease. Its relation to angiographic severity. //Circulation, 1990, 81: 1217—1224.

110.      Hayano J., Yasuma F., Okada A., Mukai S., Fujinami T. Respiratory sinus arrhythmia. A phenomenon improving pulmonary gas exchange and circulatory efficiency. //Circul. 1996, 94, 842—847.

111.      Heart rate variability. Standards of measurement, physiological interpretation, and clinical use. Task force of the European society of cardiology and the North American society of pacing and electrophysiology. //Eur. Heart J., 1996, Vol.17, 354—381.

112.      Heathcote R.D. and  Sargent P.B. Growth and morphogenesis of an autonomic ganglion. I. Matching neurons with target. The Jour. of  Neuroscience, august 1987, 7(8):2493-2501.

113.      Hedman A. E., Matsukawa K., Ninomiya I. Origin of cardiac-related synchronized cardiac sympathetic nerve activity in anaesthetized cats. //J. Auton. Nerv. syst. 1994 Apr; 47 (1—2): 131—140.

114.      Hering E.,Uber den einfluss der atmung auf den kreislaufi.Uber athenbewegungen des gefassystems. //Sitzungsberichte Kaiserlich Akad Wissenschaft Mathemat-Naturwissenschaft Classe 1869, 60, 829—856.

115.      Hering H. Die Karotis sinusreflexe auf Herz und Gefasse. Leipzig, 1927 (цит. по С.З. Клецкин, Математический анализ ритма сердца. М, 1979. изд.ВНИИМИ, 115 с.).

116.      Heymans C., HeymansL. F. Sur la regulation reflexe de la respiration. //Ann. physiol. physicoch. biol., 1927, 3, 473.

117.      Honda N. The periodicity in volume fluctuations and blood flow in the human finger. //Angiology, 1970, 21, 7, 442—446.

118.      Houle M.S., Billman G. E. Low-frequency component of the heart rate variability specteum: a poor marker of sympathetic activity. //Am. J. Physiol. 1999, 276 (Heart Circ. Physiol. 45), 215—223.

119.      Imaizumi T., Harasawa Y., Ando S., Sugimachi M., Takeshita A. Transfer function analysis from arterial baroreceptor afferent activity to renal nerve activity in rabbits. //Am. J. Physiol. 1994 Jan; 266 (1 Pt 2); H36—42.

120.      Inamura K., Mano T., Iwase S. Role of the sympathetic nervous system in the generation of one-minute wave in body fluid volume during upright standing. //Environ med. 1993, 37: 117 — 128.

121.      Inoue K., Miyake S., Kumashiro M., Ogata H., Ueta T., Akatsu T. Power spectral analysis of blood pressure variability in traumatic quadriplegic humans. //Am. J. Physiol.,1991, 260, 842— 847.

122.      Jacob H. J., Arvind Ramanathan, Shaugun G. Pan, Brody M. J., G.A. Myers. Spectral analysis of arterial pressure lability in rats with sinoaortic deafferentation. //Am. J. Physiol., 1995, 269 (Regulatory Integr. Comp. Physiol. 38): 1481—1488.

123.      Janssen B. J. A., Oosting J., Slaff D. W. et al. Hemodynamic basis of oscillations in systemic arterial pressure in consicious rat. //Am. J. Physiol., 1995, 269(1): 62—71.

124.      Japundzic N, Grichois ML, Zitoun P, Laude D, Elghozi JL. Spectral analysis of blood pressure and heart rate in conscious rats: effects of autonomic blockers. //Auton Nerv Syst., 1990 Jun; 30(2):91—100.

125.      Ju K, Kubo T. Power spectral analysis of autonomic nervous activity in spontaneously hypertensive rats. //Biomed Sci Instrum.1997; 33:338—43.

126.      Julien C, Chapuis B, Cheng Y, Barres C. Dynamic interactions between arterial pressure and sympathetic nerve activity: role of arterial baroreceptors. //Am. J. Physiol. Regul Integr Comp Physiol. 2003 Oct; 285(4):834—41. Epub 2003 Jun 12.

127.      Kaye D M; Esler M; Kingwell B; McPherson G; Esmore D; Jennings G Functional and neurochemical evidence for partial cardiac sympathetic reinnervation after cardiac transplantation in humans. Circulation.1993; 88: 1110-1118

128.      Kitney R. I. An analysis of the thermoregulation influences on heart- rate variability // The Study of Heart-rate Variability, Eds R.I. Kitney, O. Rompelman. Oxford: Clarendon Press.,81, 1980.

129.      Ko C.P. and Roper S. Reinnervation of the amphibian cardiac ganglion after complete or partial denervation. J. Physiol, 1982; 333; 157-172.

130.      Kociolek LK, Bierig SM, Herrmann SC, Labovitz AJ. Efficacy of atropine as a chronotropic agent in heart transplant patients undergoing dobutamine stress echocardiography. Echocardiography. 2006 May;23(5):383-7.

131.      Koepchen H.P. Concepts of nervo-control and rhythmicity in the theory of cardiovascular regulation .// In: Proc. XXIInd Internat. Congr.Physiol. Sci., v. 1, part 1. Amsterdam—London, Milan—New York, 1962, 44—52.

132.      Koepchen H.P. Hystory of studies and concepts of blood pressure waves./ Mechanism of blood pressure waves //Ed. K. Myakana et al. Jap. Sci. Soc. Press Tokyo, 1984, 3—23.

133.      Koh J., Brown T. E., Beightol L. A., Ha C. Y., Eckberg D. L. Human autonomic rhythms: vagal cardiac mechanisms in tetraplegic subjects. //J. Physiol., 1994, 474, 483—495.

134.      Koizumi K., Terui N., Kollai M. Effect of vagal and sympathetic nerv activity on heart rate in rhythmic fluctuations. //J. Auton. Nerv. Syst. 1985 12, 251—259.

135.      Kresh JY, Izrailtyan I. Evolution in functional complexity of heart rate dynamics: a measure of cardiac allograft adaptability. //Am. J. Physiol. 1998 Sep;275(3 Pt 2):720—7.

136.      K. Nair, M. Waxman, T. Farid and K. Nanthakumar*Author Affiliations Intrinsic neural reflexes in the post-transplant human heart. Europace, 2010, Feb;12(2):292-3.

137.      Kruger K., Ist der sinus caroticus bei der entstehund der blutdruckwellen hoherer ordnung beteiligt? //Zietschrifte Biologie 94, 135—149, 1933.

138.      Kukanova B, Mravec B. Complex interacardiac nervous system. Bratisl Lek Listy 2006; 107(3): 45-51.

139.      Kunitake T, Kannan H. Discharge pattern of renal sympathetic nerve activity in the conscious rat: spectral analysis of integrated activity. //J. Neurophysiol, 2000, Dec;84(6):2859—67.

140.      Lewis T. The mechanism and graphic registration of the heart beat. //Paul B. Hober, New York, 1920.

141.      Lindqvist A., Jalonen J., Parviainen P. et al. Effect of posture on spontaneous and thermally stimulated cardiovascular oscillations. //Cardiovas. Res. 1990, 24, 373 — 380.

142.      Lombardi F., Montano N., Finocchiaro M.L., Ruscone T.G., Baselli G., Cerutti S.,Malliani A. Spectral analysis of sympathetic discharge in decerebrate cats. //J. Aut. Nerv Syst. 1990, Jul; 30 Suppl:S97 — 9.

143.      Lombardi F., Sandrone G., Pempuner S. et al. Heart rate variability as index of sympathovagal interaction after acute myocarlial infarction. //Am. J. Cardiol., 1987, Dec., 1, Vol.60, N16, 1239—1245.

144.      Lucini D., Pagani M., Mela G.S., Malliani A. Sympathetic restrain of baroreflex control of heart period in normotensive and hypertensive subjects. //Clin.Sci. Colch. 1994, May;86(5):547—556.

145.      Ludwig C. Beitrage zur Kenntniss des Einflusses der Respirations bewegungen auf den Blutauf im Aortensysteme. //Arch. Anat. Physiol. Wiss. Med., 1847, 242—302.

146.      Madwed J. B., Cohen R. J. Hert rate response to hemorrhage-induced 0.05 Hz oscillations in arterial pressure inconscious dogs. //Am. J. Physiol. 260 (Heart. Circ. Physiol. 29): H1248—H1253, 1991.

147.      Malik M. et al. Heart rate variability. Standards of measurement, physiological interpretation, and clinical use. //Eur.Heart Jur. 1996, 17(3), 354—381.

148.      Malik M., Farrell T., Cripps T.R., Camm A.J. Heart rate variability in relation to prognosis after myocardial infarction: selection of optimal processing techniques. //Eur. Heart J. 1989, 10: 1060—1074.

149.      Malliani A., Pagani M., Lombardi F., Cerutti S. Cardiovascular neural regulation explored in the frequensy domain. //Circulation, 1991, 84(2): 482—492.

150.      Malliani A., Principles of Cardiovascular neural Regulation in Heart and Disease. Kluwer Academic Publishers, Boston, 2000.

151.      Manzotti M., The effect of some respiratory maneouvres on the heart rate. //J. Physiol., 1958, London 144: 541—557.

152.      Martin G.J., Magid N.M., Myers G.A. et al. Heart rate variability and sudden death secondary to coronary artery disease during ambulatory electrocardiographic monitoring. //Am. J. Cardiol., 1985, Vol.8, N1, 64—68.

153.      Melcher A. Carotid baroreflex heart rate control during active and assisted breathing cycle in man. //Acta Physiol. Scand. 1980, 108 (2): 165—171.

154.      Mestivier D, Dabire H, Chau NP. Effects of autonomic blockers on linear and nonlinear indexes of blood pressure and heart rate in SHR. //Am. J. Physiol., Heart Circ Physiol., 2001, Sep;281(3):H1113—21.

155.      Mizumaki K., Fujiki A., Tani M. et al. Left ventricular dimensions and autonomic balance during heart-up tilt differ between patients with isopreterenol-dependent and isopreterenol-independent neural syncope. //J. Am. Coll Cardiol. 1995; 26; 164—173.

156.      Moak JP, Goldstein DS, Eldadah BA, Saleem A, Holmes C, Pechnik S, Sharabi Y.Supine low-frequency power of heart rate variability reflects baroreflex function, not cardiac sympathetic innervation. Heart Rhythm. 2007 Dec;4(12):1523-9. Epub 2007 Jul 18.

157.      Mokrane Abdelkader, Reginald Nadeau. Dynamycs of heart rate response to sympathetic nerve stimulation. //Am. J.Physiol., 1998, 275 (Heart Circ.Physiol. 44): 995 — 1001.

158.      Montano N., Cogliati C., Gnecchi Ruscone T., Massimini M., Porta A., Malliani A. Changing level of synchroization in sympathetic nerve discharge oscillations before and after spinal section as assessed by corrected conditional entropy. //Soc. Neurosci. 1997;23; 721.

159.      Montano N., Cogliati C., Valdo Jose’Dias da Silva, Gnecchi-Ruscone T., Malliani A. Sympathetic rhythms and cardiovascular oscillations. //Autonomic Neuroscience: Basic and Clinical 90, 2001, 29—34.

160.      Montano N., Gnecchi Ruscone T., Porta A., Lombardi F., Malliani A., Barman S.M. Presence of vasomotor and respiratory rhythms in the discharge of single medullary neurons involved in the regulation of cardiovascular system. //J. Auton Nerv. Syst. ,1996, 57, 116—122.

161.      Montano N., Lombardi F., Gnecchi Ruscone T., Contini M., Finocchiaro M. L., Baselli G., Porta A., Cerutti S., Malliani A., Spectral analysis of sympathetic discherge, R-R interval and systolic arterial pressure in decerebrate cats. //J. Auton. Nerv. Syst. 1992, 40, 21—32

162.      Morillo C.A., Klein G.J., Jones D. L., Yee R. Time and frequency domain analysis of heart rate variability during orthostatic stress in patients with neurally mediated syncope. //Am. J. Cardiol. 1994; 74:1258—1262.

163.      Murphy DA, Thompson GW, Ardell JL, McCraty R, Stevenson RS, Sangalang VE, Cardinal R, Wilkinson M, Craig S, Smith FM, Kingma JG, Armour JA. The heart reinnervates after transplantation. Ann Thorac Surg. 2000 Jun;69(6):1769-81.

164.      Murphy DAO'Blenes SHanna BDArmour JA. Capacity of intrinsic cardiac neurons to modify the acutely autotransplanted mammalian heart. J Heart Lung Transplant. 1994 Sep-Oct;13(5):847-56.

165.      Ohnuki K, Moritani T, Ishihara K, Fushiki T. Capsaicin increases modulation of sympathetic nerve activity in rats: measurement using power spectral analysis of heart rate fluctuations. //Biosci Biotechnol Biochem., 2001 Mar;65(3):638—43.

166.      Pagani M., F. Lombardi, S. Guzzetti, O. Rimoldi, R. Furlan, P. Pizzinnelli, G. Sandrone, G. Malfatto, S. Dell Orto, E. Piccaluga, M. Turiel, G. Basselli, S. Cerutti, A. Malliani. Power spectral analysis of heart rate and arterial pressure variabilities as a marker of sympatho-vagal interaction in man and conscious dog. //Circ. Res., 1986, 59: 178—193.

167.      Pagani M., Malfatto G., Pierini S. et al. Spectral analysis of heart rate variability in assessment of autonomic diabetic neuropathy. //J. Auton. Nerv. Syst., 1988, Vol.23, N2, 143—153.

168.      Pagani M., Montano N., Porta A., Malliani A., Narkieewicz K., Abboud F. M., Birkett C., Somers V.K. Relationship between spectral componrnts of cardiovascular variabilities and direct measures of muscle sympathetic nnerve activity in humans. //Circul., 1997, 95, 1441—1448.

169.      Pogs A. Der Einfluss tiefer Atmung auf den Herzrhythmus (Snusrhythmus) und seine klinische Verwendung. / /Berlin, 1923

170.      Ponchon P, Elghozi JL. Contribution of humoral systems to the short-term variability of blood pressure after severe hemorrhage. //Am. J. Physiol., 1997, Jul; 273 (1 Pt 2):R58—69

171.      Pozza RD, Kleinmann A, Bechtold S, Fuchs A, Netz H. Reinnervation after heart transplantation in children: results of short-time heart rate variability testing. Pediatr Transplant. 2006 Jun;10(4):429-33.

172.      Proctor W. and  Roper S. Competitive elimination of foreign motor innervation on autonomic neurons in the frog heart. J.Physiol. 1982; 326; 189-200.

173.      Raczak G, La Rovere MT, Mortara A, Assandri J, Prpa A, Pinna GD, Maestri R, D'Armini AM, Viganó M, Cobelli F. Arterial baroreflex modulation of heart rate in patients early after heart transplantation: lack of parasympathetic reinnervation. J Heart Lung Transplant. 1999 May;18(5):399-406.

174.      Rahman F, Pechnik S,  Gross D, LaToya Sewell,  and D. S. Goldstein LF Power Reflects Baroreflex Function, Not Cardiac Sympathetic Innervation Clin Auton Res. 2011 June; 21(3): 133–141.

175.      Ramaekers D, Beckers F, Demeulemeester H, Aubert AE.Cardiovascular autonomic function in conscious rats: a novel approach to facilitate stationary conditions. //Ann Noninvasive Electrocardiol., 2002 Oct;7(4):307—18.

176.      Randall D. C., D.R. Brown, R. M. Raisch, J.D. Yingling, and W. C. Randall. SA nodal parasympathectomy delineates autonomic control of heart rate power spectrum. //Am. J. Physiol., 1991, 260 (Heart Circ. Physiol. 29) H985—H988.

177.      Randall D.C, Brown D.R., McGuirt A.S., Thompson G.W., Armour J.A., and Ardell J.L. Interactions within the intrinsic cardiac nervous system contribute to chronotropic regulation. Am J. Physiol Regul Integr Comp Physiol 285:R1066-R1075, 2003.

178.      Richer D. W., Spyer K. M. Cardiorespiratory control. //In “Central regulation of autonomic function”. Oxford University Press. N.Y. 189—207.1990.

179.      Roizumi K., N. Terni, M. Kollai. Neural contriol of the heart: significance of double innervation re-examined. //J. Auton. Nerv. Sys. 1983, v7. p279—294

180.      Sagawa K., Carrier O.,Guyton A.C. Elicitation of theoretically predicted feedback oscillation in arterial pressure. //Am. J. Physiol., 1962, 203, 141—146.

181.      Samaan A. Antagonistic cardiac nerves and heart rate. //J.Physiol. (Lond.) 1935, 83: 332 — 340.

182.      Sanatani S, Chiu C, Nykanen D, Coles J, West L, Hamilton R. Evolution of heart rate control after transplantation: conduction versus autonomic innervation. Pediatr Cardiol. 2004 Mar-Apr;25(2):113-8. Epub 2003 Dec 4.

183.      Sands K.E., Appel M.L., Lilly L.S., Schoen F.J., Mudge G.H. Jr, Cohen R.J. Power spectrum analysis of heart rate variability in human cardiac transplant recipients. //Circul. 1989,79:76—82.

184.      Sargent P.B., Bryan G.K., Streichert L.C., and Garrett E.N. Denervation does not alter the number of neuronal bungarotoxin binding sites on autonomic neurons in the frog cardiac ganglion. The  Jour of Neuroscience, November 1991, 11(11):3610-3623   

185.      Saul J. P., Rea R. F., Eckberg D. L., Berger R. D., Cohen R. J. Heart rate and muscle sympathetic nerve variability during reflex changes of autonoomic activity. //Am. J. Physiol. 1990, 258, H713—H721.

186.      Saul J.P., Arai Y., Berger R.D. et al. Assessment of autonomic regulation in chronic congestive heart failure by heart rate spectral analysis. //Am. J. Cardiol., 1988, Vol. 61, p.1292—1299.

187.      Saul J.P., Derger R. D., Albrecht P., Stein S. P., Chen M.H., Cohen R. J. Transfer function analysis of the circulation: insights into cardiovascular regulation. //Am. J. Physiol. 1991, 261, H1231—1245.

188.       Scheff J. D,  Mavroudis P. D.,  Calvano S. E., Lowry S., and I. P. Androulakis.  Modeling autonomic regulation of cardiac function and heart rate variability in human endotoxemia. //Physiol Genomics. 2011 August; 43(16): 951–964

189.      Scheffer G. J., Tenvoorde B. J., Karemaker J. M., Ros H. H. Effects of epidural analgesia and atropine on heart rate and blood pressure variability: Implications for the interpretation of beat-to-beat fluctuations. //Eur. J. Anaesthes., 1994, 11, 75—80.

190.      Sica A.L., Hundley B.W., Ruggiero D. A., Goodman P. M. Emergence of lung-inflation-related sympathetic nerv activity in spinal cord transected neonatal swine. //Brain Res. 1997, 767 (2), 380—383.

191.      Skyschally A., Breuer H. M., Heusch G. The analysis of heart rate variability does not provide a reliable measurement of cardiac sympathetic activity. //Clin. Sci. 1996, 91, Suppl.: 102—104.

192.      Smith F. M., McGuirt A.S., Hoover D.B., Armour J.A., and Ardell J.L. Chronic decentralization of the heart differentially remodels canine intrinsic cardiac neuron muscarinic receptors. Am. J. Physiol Heart Circ Physiol 281: H1919-H1980, 2001.

193.      Swynghedauw B, Jasson S, Clairambault J, Chevalier B, Heymes C, Medigue C, Carre F, Mansier P. Myocardial determinants in regulation of the heart rate. //J. Mol Med., 1997, Nov—Dec;75(11—12):860—6.

194.      Taha B.H., Simon P.M., Dempsey J.A. et al. Respiratory sinus arrithmia in humans: an obligatory role for vagal feedback in the lung. //J. Appl. Physiol. 78 (2) :638—645. 1995.

195.      Takalo R., Korhonen I., Turjanmaa V., Majahaime S., Tuomisto M., Uusitalo A., Short-term variability of blood pressure and heart rate in borderline and mildy hypertensive subjects. //Hypertension, 1994, Jul; 24(1):140—2.

196.      Taylor E. W., Jordan D., Coote J. H. Central control of the cardiovascular and respiratory systems and their interactions in vertebrates. //Physiol. Reviews, 1999; 79: 885—916

197.      Taylor J. A., Carr D.L., Myers C.W., Eckberg D. L. Mechanisms underlying very-low-frequency RR-interval oscillation in humans. //Circ.1998, 98: 547 — 555.

198.      Taylor J. A., Eckberg D.L.Fundamental relation between short- term RR interval and arterial pressure oscillations in humans. //Circul.1996, 93, 1527—1532.

199.      Taylor J. A., Myers C. W., Halliwill J. R., Seidel H., Eckberg D.L. Sympethetic restraint of respiratory sinus arrhythmia: Implicatioms for vagal-cardiac tone assessment in humans. //Am. J. Physiol., 2001, Heart and Circul. Physiol. 280, H1194—1201.

200.      Taylor J. A., Williams T. D., Seals D. R., Davy K. R. Low-frequency arterial pressure fluctuations do not reflect sympathetic outflow: gender and age differences. //Am. J. Physiol. 1998, 274,H1194—1201.

201.      Teylor J. A.,Carr D. L., Myers C. W., Eckberg D.L.Mechanisms underlying very-low-frequency RR-interval oscillations in humans. //Circul. 1998, 98, 547—555.

202.      Thompson G.W., Collier K., Ardell J.L., Kember G. and Armour J.A. Functional interdependence of neurons in a single canine intrinsic cardiac ganglionated plexus. J.Physiol.2000;528;561-571

203.      Toska K., Eriksen M. Respiration-synchronous fluctuations in stroke volume, heart rate and arterial pressure in humans. //J. Physiol. 1993, 472, 501—512.

204.      Trapani A. J., Barron K.W., Brody M. J. Analysis of hemodynamic variability after sinoaortic denervation in the conscious rat. //Am. J. Physiol., 1986, 251 (Regul. Integr. Comp. Physiol. 20): R1163—R1169.

205.      Triedman J.K., Saul J.P. Blood pressure modulation by central venous pressure and respiration: buffering effects of the heart rate reflexes. //Circulation, 1994, 89, 169—179.

206.      Tsai ML, Chu LW, Chai CY, Yen CT. Frequency dependent sympathetic modulation of vasomotor tone in the anesthetized rat. //Neurosci Lett., 1997, Jan 17;221(2—3):109—112.

207.      Tzeng Y.C., Larsen P.D., Galletly D.C. Effects of hypercapnia and hypoxemia on respiratory sinus arrhythmia in conscious humans during spontaneous respiration. //Am. J. Physiol., Heart Circ. Physiol., 2007, 292(5):H2397 — 407.

208.      Uberfuhr P, Frey AW, Ziegler S, Reichart B, Schwaiger M. Sympathetic reinnervation of sinus node and left ventricle after heart transplantation in humans: regional differences assessed by heart rate variability and positron emission tomography. J Heart Lung Transplant. 2000 Apr;19(4):317-23.

209.      van De Borne P, Neubauer J, Rahnama M, Jansens JL, Montano N, Porta A, Somers VK, Degaute JP. Differential characteristics of neural circulatory control: early versus late after cardiac transplantation. Circulation. 2001 Oct 9;104(15):1809-13.

210.      Vanderlaan RD, Conway J, Manlhiot C, McCrindle BW, Dipchand AI. Enhanced exercise performance and survival associated with evidence of autonomic reinnervation in pediatric heart transplant recipients. Am J Transplant. 2012 Aug;12(8):2157-63.

211.      Waldmann M., Thompson G.W., Kember G.C., Ardell J.L. and Armour J.A. Stochastic behavior of atrial and ventricular intrinsic cardiac neurons/ J. Appl Physiol 101:413-419, 2006.

212.      Wilson  R F ; Laxson D D; Christensen D D; McGinn A L; Kubo S H. Regional differences in sympathetic reinnervation after human orthotopic cardiac transplantation. Circulation. 1993; 88: 165-171

213.      Wolf M.M.,Varigos G.A., Hund D., Sloman J.G. Sinus arrihythmia in acute myocardial infarction. //Med J. Australia 1978; 2:52—53.

214.      Wong S, Carrault G, Kervio G, Cruz J, Bansard JY, Carre F. Application of multiple correspondence analysis to asses the relation between time after transplantation and sympathetic activity in cardiac transplant recipient. Conf Proc IEEE Eng Med Biol Soc. 2008;2008:4403-6.

215.      Yasuma F, Hirai M., Hayano J. I. Differential effects of hypoxia and hypercapnia on respiratory sinus arrhythmia in conscious dogs. //Jpn Circ. J. 65(8):738 — 42, 2001

216.      Yasuma F., Hayano J. I. Augmentation of respiratory sinus arrhythmia in response to progressive hypercapnia in conscious dogs. //Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol., 2001, 280: H2341 — H2341.

Наверх