Кафедра пропедевтики внутренних болезней, общей физиотерапии и лучевой диагностикиВыбрать факультет
Поделиться


История Павловской больницы

Кафедра пропедевтики внутренних болезней, общей физиотерапии и лучевой диагностики ПФ

Павловская больница была первой в ряду огромных больниц, которыми славилась Москва.

В 1762 году, на коронацию в Москву приехала Екатерина II. В ее свите был наследник Павел. Внезапно он серьезно заболел, для лечения наследника были призваны лучшие медицинские силы России. К счастью, все обошлось благополучно, наследник выздоровел и в память об избавлении Павла Петровича 11 июня 1763 года был издан указ об открытии в Москве больницы для бедных – «…учредить свободную больницу, к чему и способное место избрано, близ Данилова монастыря…». Для постройки выбрали загородный двор генерал-кригс-комиссара А. И. Глебова, который был должен казне более 200 тысяч рублей. Устройство больницы было поручено тайному советнику Ивану Онуфриевичу Бурлыкину, который занялся благоустройством ветхих зданий бывшей усадьбы. К 1-му сентября основные работы были выполнены, и 14 сентября 1763 года начался прием больных. Больница получила название Павловской. В объявлении об открытии больницы говорилось: «…неимущие люди мужеска и женска пола, как лекарствами и призрением, так пищею, платьем, бельем и всем прочим содержанием довольствованы будут из собственной, определенной от Его Высочества, на суммы, не требуя от них платежа ни за что, как в продолжение болезни их там, так и по излечении». О числе принятых и выбывших больных положено было доводить до всеобщего сведения сообщением в газетах. А чтобы не забывалось событие, ставшее причиной возникновения этой больницы, была отчеканена медаль с изображением будущего царя и надписью: «Свобождаясь сам от болезней, о больных помышляет».

Больница была открыта сначала на «25 кроватей» в деревянных строениях. Все строения были ветхими, и в 1764 году был поднят вопрос о постройке нового здания. В 1766 году был выстроен большой деревянный с церковью корпус и два двухэтажных флигеля для служащих. В 1784 году этот корпус сгорел, а другие строения сильно обветшали. После чего Павел, всегда принимавший самое живое участие в делах больницы, решил строить большое каменное здание. Проект его, как говорят, принадлежал самому В.И.Баженову, но в то время из-за отсутствия средств оно не было построено, и только в 1802-1807гг. главное здание возвели, но только уже по проекту и под руководством Матвея Федоровича Казакова.

М.Ф.Казаков соорудил здание дворцового типа, в три этажа с церковью в центре, которая была освещена в память апостолов Петра и Павла. При постройке Павловской больницы зодчий стремился осуществить на практике новые тенденции в архитектурной эстетике-тенденции к простоте и одновременно к монументальности художественного образа сооружения, столь характерные для русского зодчества конца ХVIII – начала ХIХ века.

С Павловской больницей связаны трагические события в жизни великого архитектора М. Ф. Казакова. Случилось так, что смотритель Троянкин растратил казенные деньги. Вину за недосмотр приписали М.Ф.Казакову, хотя он не имел к этому никакого отношения. Суд запретил ему заниматься казенными строениями. Так что здание главного корпуса больницы, сохранившегося до наших дней, - это последнее архитектурное творение Матвея Федоровича Казакова.

Постепенно количество мест для больных увеличивалось, и требовались новые помещения. Таким образом, в 1818г. было принято решение о постройке летних деревянных корпусов для больных и персонала. Но строения эти были не совсем удовлетворительны, вследствие их сырости, особенно в нижних этажах, поэтому их приходилось часто ремонтировать и перестраивать. Так в 20-е годы началось строительство новых каменных корпусов. В 1829г. по проекту Д. Жилярди и А. Григорьева были возведены два каменных двухэтажных флигеля один для аптеки, а другой для прачечной по обе стороны и несколько впереди от главного корпуса. Тогда же закончилось строительство еще двух корпусов, только больших размеров, для квартир врачей, чиновников, духовенства и персонала. В1866г. была выстроена каменная часовня с усыпальницей и комнатой для вскрытия умерших. А в 1890 г., по проекту архитектора Д. Н. Чичагова была построена церковь, освещенная во имя Св. Григория Неокесарийского. В 1888г. было принято решение устроить в больнице конференц зал на месте бывшего приемного отделения, куда были помещены портреты основателя больницы, главных директоров и управляющих. Строительство новых корпусов и перестройка старых на территории больницы продолжалось до 1973г. Таким образом, сегодня, в результате более чем двух вековой истории своего переустройства больница превратилась в крупный медицинский центр на 1000 койко-мест, представляет собой сложный комплекс зданий (30 корпусов разной этажности), раскинувшихся на территории в 13 га.

25 февраля 1904 г. можно официально считать началом преподавательской деятельности в больнице. Именно тогда по приказу Императора при больнице были организованы курсы для подготовки санитаров. В настоящее время на территории больницы разместились 8 клинических кафедр медицинских вузов столицы (РГМУ, РУДН).

Что касается лечебно-медицинской части, то она всегда была поставлена на высоте требований медицинской науки. Подтверждением этого может служить то обстоятельство, что на заведование медицинской частью больницы всегда назначались выдающиеся деятели науки. Первым главным врачом больницы был доктор Леклер. Далее в разные годы эту должность занимали: Эразмус, Ф.П. Гааз, Г.О. Левенталь, Лорей, Г.А. Уроносов. Также здесь работали Рейн, Е.И. Марциновский, А.М. Дамир, А.В. Виноградов, В.А. Неговский, А.И. Нестеров.

Еще с 1932 года, когда была основана первая кафедра пропедевтики внутренних болезней 2-го МОЛГМИ, профессором Я.Г. Этингером было определено кардиологическое направление научных исследований, а именно сердечной недостаточности. Работы Этингера были посвящены вопросам ревматизма, клинической и электрокардиографической диагностики пороков сердца и инфаркта миокарда. В исследования Этингера исчерпывающе дана клиника ревматических пороков, освещено диагностическое значение тонов и шумов сердца, изучено изменение систолического и минутного объема и других гемодинамических сдвигов у больных с клапанными пороками. Значение этих работ трудно переоценить, так как упомянутые данные стали энциклопедическими, фигурируют во всех учебниках и руководствах. Так же значительны работы, выполненные Этингером и его учениками в области электрокардиографии.

Работы по дальнейшему изучению сердечно-сосудистой патологии связана с деятельностью академика А. И. Нестерова, научные изыскания которого были сконцентрированы на изучении вопросов этиологии, патогенеза, клиники ревматизма, и в первую очередь ревматических кардитов, пороков и васкулитов. Были разработаны критерии диагностики и первые рекомендации по лечению ревматизма.

С 1953 по 1972 гг. в клинике работал А. М. Дамир, при нем еще шире проводились исследования по проблеме сердечно-сосудистой патологии. Дамир с сотрудниками одним из первых начал изучать показания и противопоказания к хирургическому лечению приобретенных пороков сердца. Так же проводились работы по изучению ишемической болезни, инфаркта миокарда и гипертонической болезни. Все исследования имели ярко-выраженное научно-практическое значение. Были изучены особенности течения инфаркта миокарда в зависимости от возраста и пола больных (С. Х. Сидорович, 1969), клиника аневризм сердца (О. М. Колобутина,1961), описано клиническое течение и разработано лечение постинфарктного синдрома Дресслера (А. М. Дамир), изучена клиника и дана классификация расслаивающихся аневризм аорты (В. И. Зенин). Дамир впервые обратил внимание на внесердечные проявления сердечной недостаточности. В частности им описано утомление дыхательной мускулатуры. Одновременно с этим глубоко изучались аспекты гипертонической болезни.

С 1972 г. в клинике глубоко изучались проблемы сердечной недостаточности. Профессор А. В. Виноградов, совместно с И. М. Сычевой, занимался изучением патогенеза отеков при сердечной недостаточности. Были проведены работы по изучению сердечной кахексии, впервые было показано, что сердечная кахексия развивается вследствие повышенного внутриклеточного распада белка и нарушения синтетической функции печени. Изучалась проблему терапии хронической сердечной недостаточности.

В настоящий момент в клинике продолжают изучаться проблемы диагностики, клиники, и лечения инфаркта миокарда и сердечной недостаточности. Ведутся работы по разработке методов адекватной терапии острого коронарного синдрома и мерцательной аритмии. Внедряются новые методы медикаментозного и немедикаментозного лечения хронической сердечной недостаточности. Не менее важными так же являются работы по обеспечению современной, адекватной терапии гипертонической болезни и определению роли микроальбуминурии у этих больных.

Таким образом, Павловская больница (КГБ № 4) с одной стороны, является крупнейшим медицинским и научным центром, вносящим вклад в изучение хронической сердечной недостаточности, а с другой стороны великолепным памятником архитектуры и искусства 18-19веков.


Врачи, работавшие в Павловской больнице


Эразмус Иоганн Фридрихь (...-1777)

Эразмус Иоганн Фридрих (Erasmus Iohann Friedrich) - врач, акушер. Учился в Йенском и Страсбургском университетах. В 1747 г. получил в Страсбурге ученую степень доктора медицины. В 1750 г. был приглашен в Пярну (Лифляндия). В 1756 г. отправился в Петербург. Несмотря на то, что еще в 1750 г. он успешно выдержал экзамен в Риге, в Петербурге он вновь был вынужден пройти испытание, после которого получил право медицинской практики в России, однако из-за отсутствия вакансий ему пришлось вновь отправиться в Пярну. В 1757 г. был вновь вызван в столицу и направлен Медицинской коллегией в Москву для исполнения там должности городского акушера и устройства повивальной школы.

В августе 1764 г. куратор В.Е.Адодуров пригласил Эразмуса на должность ординарного профессора анатомии и хирургии в Московский университет. Из-за сложностей с руководством Медицинской коллегии, не разрешавшим совместительство, официальный договор с Эразмусом был заключен лишь в марте 1765 г., поэтому в реестре лекций на 1764-1765 гг. его имя отсутствует, хотя лекции Э. начал читать уже в 1764 г.

Будучи профессиональным анатомом, Эразмус особое внимание уделял анатомии, указывал на особую важность этой дисциплины для дальнейшего развития прочих отраслей медицины, в своих сочинениях публично обрушивался на "невежественных врагов науки", которые сравнивали анатомов с мясниками и живодерами. Эразмус выступал за практические занятия анатомией: создал в университете анатомический театр, занимался закупкой необходимых хирургических инструментов, препаратов и книг для медицинской библиотеки. Несмотря на то, что Эразмус отличался неизменным сочувствием к деятельности университета и большой добросовестностью в работе, ему не удалось избежать конфликтов с начальством, и в конце 1768 г. он оставил медицинский факультет, уступив кафедру С.Г.Зыбелину.

С 1776 по 1777 гг. Эразмус был главным врачом Павловской больницы. Акушерской практикой при повивальной школе он продолжал заниматься вплоть до своей смерти от апоплексического удара в 1777 г.

Труды Эразмуса посвящены, в основном, анатомии (самый значительный из них - перевод и дополнение анатомических таблиц А.Шааршмидта), а также акушерству – в этой области ему тоже принадлежат большие заслуги, в частности, Эразмус был автором первого отечественного руководства по повивальному искусству.


Евгений Иванович Марциновский (1874-1934).


Евгений Иванович Марциновский принадлежал к славной когорте русских медиков. На закате XIX в. (в 1899 г.) окончил медицинский факультет Московского университета. Один из крупнейших советских эпидемиологов, паразитолог и выдающийся деятель по борьбе с малярией. Человек он был основательный, неспешный. Четверть века проработал прозектором, бактериологом и ординатором знаменитой Павловской больницы. Причем с самого начала врачебной деятельности вел научно-исследовательскую работу. Первая проблема, которую он серьезно и успешно разрабатывал, была пендинская язва – вещь в высшей степени препакостная. И уже в 1909 г. защитил докторскую диссертацию по этиологии вышеозначенной «восточной язвы».

В 1909-1910 гг. он состоял приват-доцентом Московского университета и читал курс лекций о роли простейших в патологии человека и животных. А затем судьба вывела его на главную стезю жизни, и он стал целеустремленно заниматься изучением малярии - причем столь успешно, что был избран председателем малярийной комиссии Пироговского общества. Евгений Иванович организует ряд экспедиций на Кавказ и Черноморское побережье (вот где раздолье малярийному комару!), а уже в 1912 г. создает Кавказский малярийный комитет для непосредственной борьбы с этим заболеванием в местах его наибольшего распространения.

Дело Евгения Марциновского встречало непонимание со стороны чиновников, но, не смотря на это, Пироговская малярийная комиссия под его началом проводила лекции, устраивала курсы для врачей, издавала плакаты.

Потом грянула Первая мировая война. Естественно, Марциновский был в самом пекле: он организовал противоэпидемический отряд для борьбы с тифом, оспой, холерой.

Разруха, связанная с октябрьским переворотом, братоубийственной гражданской войной, ситуацию отнюдь не улучшила, а работу эпидемиологов донельзя осложнила. Но Евгений Марциновский и при новой власти продолжал «гнуть» свою линию. В 1924 г. во втором государственном университете он организовал первую самостоятельную кафедру инфекционных болезней, которой руководил вплоть до 1930 г. Более того, его усилиями еще в 1920 г. был организован Тропический институт, позднее – Институт малярии, паразитологии и гельминтологии, директором, которого он состоял до конца своей жизни. Этому институту присвоено имя Евгения Ивановича Марциновского.

Он был истинным борцом за оздоровление. В духе времени и в стилистике столь дорогой (и единственно понятной) вождям революции он писал: «В социалистическом государстве не должно быть эпидемий, не должно быть и малярии». Мысль, тем не менее, выражена достаточно четко. Этому своему идеалу он и посвятил остаток жизни.

Его самоотверженная борьба с малярией нашла отклик и понимание далеко за рубежами России. Он состоял членом многих иностранных научных обществ, был назначен представителем от союзных республик в состав Международной малярийной комиссии Лиги Наций. Он жизнь свою посвятил тому, чтобы более четверти века спустя после его кончины появилась в свет скромная почтовая марка с выразительным резюме: «Малярия в СССР побеждена». Хотя бы временно. Теперь она у нас как бы зарубежный гость: разве что кто-нибудь из челноков завезет ее на просторы СНГ в качестве некоей экзотики. Но в тропических странах малярия по-прежнему бесчинствует, и финального гонга в этой схватке Бог весть еще сколько ждать.


Владимир Александрович Неговский (1909-2003)


Неговский Владимир Александрович (19 марта 1909 года-2 августа 2003 года) – крупнейший патофизиолог, академик Российской Академии медицинских наук, создатель науки реаниматологии, родоначальник школы отечественных реаниматологов, создатель первого в мире Научно-исследовательского института общей реаниматологии РАМН, первооткрыватель новой нозологической единицы – постреанимационной болезни. В.А. Неговский награждён двумя Государственными премиями СССР, орденами Ленина, Красной Звезды, Трудового Красного знамени, Знака Почета, Великой Отечественной войны II степени, За заслуги перед Отечеством IV степени и многими медалями.

Владимир Александрович Неговский родился 19 марта 1909 года в городе Козельце Черниговской области на Украине в семье учителей.

В 1933 году после окончания института Владимир Александрович какое-то время работал практическим врачом, а потом попал в патофизиологическую лабораторию Института переливания крови и проработал там, около года у профессора Брюхоненко, одного из первых создателей аппарата искусственного кровообращения – автожектора.

Владимир Александрович с увлечением работал в этом институте. Здесь он провел и опубликовал свою первую научную работу “Влияние коагуляторов и стабилизаторов крови на изолированную кишку кролика”. Он принимал участие во всех опытах по оживлению организма, проводимых в институте.

Идеи борьбы со смертью все более увлекали Владимира Александровича. Видя, что упорные исследования в этом направлении могут давать положительные результаты, Владимир Александрович написал письмо Председателю Совнаркома СССР, в котором просил предоставить возможность работать в области оживления организма. Владимир Александрович был приглашен в Управление научными институтами Наркомздрава СССР. Результатом этого посещения явился ПРИКАЗ от 19 октября 1936 г., № 118, параграф 8. Согласно распоряжения Начальника Управления Научно- исследовательскими институтами Наркомздрава в организуемую лабораторию специального назначения по проблеме: “Восстановление жизненных процессов при явлениях, сходных со смертью”. Профессор Николай Нилович Бурденко дал согласие взять эту маленькую лабораторию в институт нейрохирургии, чтобы она числилась при этом институте, Наркомздрав выделил 7 единиц.

В 1948 г. эта лаборатория стала самостоятельным научным учреждением — Научно- исследовательская лаборатория общей реаниматологии АМН СССР, получившая широкое признание как в нашей стране, так и за рубежом.

Первый шаг, который делает В.А. Неговский на пути становления новой науки, это – разделение смерти клинической и смерти биологической. Он выдвигает положение о том, что клиническая смерть, т.е. состояние организма, определяемое согласно многовековым медицинским канонам как остановка сердца и прекращение дыхания есть на самом деле переходный процесс от жизни к смерти биологической, необратимой. И ещё одно принципиальное положение в логическом ряду концепции В.А.Неговского — роль мозга.

В годы Великой Отечественной войны (1941-1945) В.А.Неговский организовал фронтовую бригаду, в составе которой выезжал в действующую армию и добивался оживления раненых, находившихся в состоянии агонии или клинической смерти.

В послевоенные годы значительно расширилась практическая деятельность лаборатории, руководимой В.А.Неговским. В 1946 г. в хирургической клинике А.Н. Бакулева был создан клинический реанимационный центр. Затем его работа проводилась в 4-й Городской клинической больнице, а в 1964 г. в клинической больнице им. С.П. Боткина было организовано первое в нашей стране реанимационное отделение общего профиля, на базе которого начал работу Московский выездной реанимационный центр, обслуживающий стационары г. Москвы.

Обобщение результатов собственных исследований, а также данных советских и зарубежных авторов позволило ему заявить на Международном конгрессе травматологов в Будапеште (1961) о возникновении новой медицинской науки — реаниматологии, предметом изучения которой являются патология, терапия и профилактика терминальных состояний.

Первый в мире Институт общей реаниматологии АМН СССР открыт в 1985 году на базе НИЛОР.

В Научно-исследовательском институте общей реаниматологии широко разрабатываются вопросы патофизиологии, профилактики и терапии терминальных состояний, вызванных различными причинами (шок и кровопотеря, инфаркт миокарда, утопление, электротравма, асфиксия новорожденных и др.), в частности, изучаются этиология и патогенез фибрилляции желудочков сердца и возможности её прекращения с помощью импульсов тока большой силы. На основе этих работ были сконструированы дефибрилляторы, выпускаемые медицинской промышленностью, по своей эффективности и безопасности завоевавшие всеобщее признание.

Даже столь краткий обзор сделанного В.А.Неговским для развития реаниматологии, медицинской науки и здравоохранения невольно вызывает вопрос: в чем причина и секрет его успеха? Они заключаются, прежде всего, в его личности, сочетающей широкий разносторонний талант, удивительное трудолюбие, исключительную целеустремленностьи организованность. Если присоединить подлинно энциклопедическую образованность, огромный клинический и практический опыт, прекрасные личные качества, то становятся понятными истинные масштабы этого человека.


Ураносов Григорий Александрович


Григорий Александрович Уроносов родился 10 октября 1844 г. Окончил 1-ю мужскую гимназию, после чего поступил в Московский университет (на медицинский факультет). В 1870 г. он был утвержден штатным ординатором (хирургом) 1-й Градской больницы. Ему полагалось жалованье и квартира в 6 комнат (!), с отдельной кухней! В 28 лет он защитил диссертацию на тему "Материалы к учению о развитии кости из хряща"; был старшим врачом московской 1-й Градской больницы (с 1883 г. - исполнял должность главного доктора этой больницы; ему принадлежит книга "1-я Городская больница в Москве. Историческая записка". М., 1882; им написана книга "Лефортовский городской госпиталь в Москве для раненых и больных воинов во время войны 1877-1878 гг." М., 1879). В 1885 г. он назначается главным доктором больницы имени Павла I (ныне Четвертая городская клиническая больница) и работает в этой должности до 1903 года.

Когда Г.А. Ураноссов вступил в переговоры по продаже больничной огородной земли под линию Павелецкой железной дороги, у него был шанс "нагреть" Павловскую больницу. Агенты сулили ему, говоря современным языком, "откаты", но он и слышать об этом не хотел. Григорий Александрович бился за каждую копейку (ведь земля принадлежала родной больнице!). В среднем удалось выторговать цену по 12 рублей за квадратный сажень, или 28 800 рублей за десятину. Всего капиталов за свою землю Павловская больница получила около 400 000 рублей! "Честность и неподкупность свою я соблюл и сохранил", - пишет не без гордости Г.А. Ураноссов. Получается, что со всеми грехами, описанными Толстым в его учении, наш врач жил в постоянной вражде!

Уроносов был человеком всесторонне развитым. Среди его знакомых были замечательные русские врачи (А.М. Сербский, А.Г. Левенталь, А.Н. Соловьев, П.П. Сущинский, Д.Н. Зернов, С.Ф. Дерюжинский, Ф.И. Синицын, В.Н. Розанов, В.А. Басов) и архитекторы (Р.Р. Бернгард, Д.Е. Виноградов, О.В. Дессин, А.Ф. Мейснер, Д.Н. Чичагов). Г.А. Ураноссов был вхож в аристократический круг (был членом Московского английского клуба). Будучи человеком глубоко религиозным, он дружил с наместником Донского монастыря архимандритом Исидором, священником больничного храма апостола Павла – епископом Гурием. У семьи были в Донском монастыре склеп и часовня – на могилах рода Ураноссовых (их построил архитектор Д.Е. Виноградов; здесь были погребены отец Григория Александровича – иерей Александр и мать Дарья).

В одной из последних записей, сделанных Уроносовым, было записано его кредо: "Счастлив человек, которого любят люди добрые и злые; но, чтобы достигнуть этого, нужно много над собой поработать".


Гиляриевич Этингер Яков (1887-1951)


Яков Гиляриевич Этингер родился 22 декабря 1887 года в Минске. Он происходил из хорошо известного в еврейской истории рода Этингеров, многие из которых были выдающимися общественными деятелями, писателями, искусствоведами. Один из родственников Я.Г.Этингера был известный еврейский писатель Соломон Эттингер.

Родители Якова Гиляриевича были состоятельными людьми. Отец был купцом 1-й гильдии, сын стал врачом и получил высшее образование в Германии.

В 1909 году Я.Г.Этингер окончил естественно-математический факультет Кенигсбергского университета, а в 1913-м – медицинский факультет Берлинского университета. В этом же году получил степень доктора медицины. Учась в Германии, он живо интересовался политической жизнью этой страны, был хорошо знаком со многими видными деятелями германской социал-демократической партии, в частности с депутатом рейхстага Гуго Гаазе. Посещал собрания социал- демократов. В годы учебы, он во время студенческих каникул, часто совершал поездки в различные страны, побывал в Египте и Палестине. Он проявлял большой интерес к еврейскому вопросу, глубоко изучал историю еврейского народа

С 1914 по 1917 гг. Я.Г.Этингер служил в русской армии в должности ординатора госпиталя, а с 1918 по 1920 год был начальником крупного военного госпиталя в Красной Армии. После демобилизации в 1920-21 гг. работал заведующим терапевтическим отделением Витебской городской больницы. В 1922 году переехал в Москву и по 1929 год был ассистентом кафедры пропедевтики внутренних болезней медицинского факультета 1-го Московского университета. В 1929-32 гг. – приват-доцент той же кафедры.

В 1932 году дирекция 2-го Московского медицинского института в целях дальнейшего улучшения преподавания внутренних болезней студентам-педиатрам приняла решение организовать самостоятельную кафедру пропедевтики внутренних болезней педиатрического факультета. Организация такой первой в стране на педфаке кафедры была поручена Я.Г.Этингеру.

Итак с 1932 по 1941 г. Я.Г.Этингер – заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней педиатрического факультета 2-го Московского медицинского института, а в 1941-49 гг. – заведующий кафедрой факультетской терапии педфака того же института. Профессор с 1935 года, доктор медицинских наук – с 1937-го.

Он был автором многочисленных научных работ, посвященных вопросам кардиологии, пульмонологии, являлся одним из основных разработчиков метода электрокардиографической диагностики острого миокарда, инфаркта миокарда. Его работы в этой области получили мировое признание, и вся современная электрокардиография в значительной степени базируется на этих исследованиях. Значительная часть его научных работ была опубликована в иностранных медицинских журналах.

В библиотеке Конгресса США существует документ, в котором говорится, что в 1950 году группа видных деятелей мировой медицины обсуждала возможность выдвижения Я.Г.Этингера на Нобелевскую премию по медицине "за исключительно оригинальные работы в области кардиологии".

Долгие годы Я.Г.Этингер был консультантом Лечебно- санаторного управления Кремля. Его пациентами были видные государственные деятели того времени, представители высшего военного командования, известные писатели, деятели науки и искусства.

На протяжении многих лет он лечил С.М.Кирова и Г.К.Орджоникидзе, неоднократно высказывал сомнения относительно официальной версии их смерти

Среди его пациентов были Г.В.Чичерин, М.М.Литвинов, Л.М.Карахан, М.Н.Тухачевский, Б.М.Шапошников, С.М.Буденный, А.П.Розенгольц, Л.Б.Красин, С.С.Каменев, Н.Лакоба, Ф.Ходжаев и многие другие видные деятели того времени. В довоенные годы он консультировал в поликлинике Коментерна, лечил многих его руководителей – Пальмиро Тольятти, Вильгельма Пика, Георгия Димитрова, Васила Коларова, Иосипа Броз Тито, руководителей компартии Польши. Значительное число его пациентов погибли в конце 30-х годов в результате сталинских репрессий.

Я.Г.Этингер был широко образованным человеком, свободно владел тремя иностранными языками – немецким, английским и французским, прекрасно разбирался в вопросах литературы и искусства.В его доме часто бывал один из выдающихся актеров МХАТа Н.П.Хмелев, знаменитая балерина Е.В.Гельцер, известные художники Н.Н.Крымов и С.В.Малютин, писатель А.С.Яковлев и поэт С.Я.Маршак, многие другие представители творческой интеллигенции

В 1948-49 гг. у Я.Г.Этингера возникли определенные трудности на работе. Складывалось впечатление, что власти хотят выжить его из 2-го Медицинского института, где он заведовал кафедрой и был руководителем терапевтической клиники.

Будучи человеком свободомыслящим и беспартийным, он по меркам тех дней был часто неосторожным. Он и мнения свои высказывал и возмущался вслух. А возмущало его многое. Я.Г.Этингер нередко рассказывал своим знакомым о содержании передач зарубежных радиостанций. Неизбежно, что среди довольно широкого круга лиц, с которыми он общался, были и "стукачи". Теперь, задним числом, стало известно, что органы МГБ стали усиленно его "разрабатывать" с 1949 года. После "знаменитой" сессии ВАСХНИЛ летом 1948 г., на которой разгрому подверглись так называемые вейсманисты- морганисты и "победу" одержал поддержанный Сталиным авантюрист от науки "академик" Т.Д.Лысенко, отец, имея кроме медицинского, и высшее биологическое образование, открыто критиковал Лысенко, что в то время квалифицировалось властями как проявление антисоветских настроений.

1 июня 1949 г. по распоряжению Сталина ему пришлось покинуть работу в мединституте и он устроился профессором-консультантом в поликлинике миннефтепрома. В начале того же года, как теперь стало известно, в его квартире было установлено подслушивающее устройство, и все разговоры дома тщательно фиксировались, вплоть до ареста осенью 1950 г. Яков Гиляриевич Этингер был арестован первым из профессоров-врачей 8 ноября 1950 г. С него началось «дело врачей».

После смерти Сталина, 4 апреля 1953 года врачи были реабилитированы и освобождены. Я.Г.Этингера среди них не было. Все поняли, что он погиб. Он скончался после очередного допроса 2 марта 1951 г.


Федор Петрович Гааз (1780-1853)


Доктор Гааз Федор Петрович вошёл в историю России как выдающийся гуманист, врач-исследователь, организатор здравоохранения, защитник обездоленных.

Гааз Федор Петрович (настоящее имя Фридрих Иосиф) – врач, общественный деятель. Родился в Мюнстерейфеле (Южная Германия), в многодетной и небогатой семье аптекаря, сумевшего дать детям хорошее образование. Гааз учился в католической церковной школе, потом в Иенском университетете изучал математику и философию, а затем в Венском ун-те окончил курс медицинских наук, специализируясь в глазных болезнях. Успешно вылечив находившегося в Вене русского вельможу Репнина, Гааз по приглашению благодарного пациента отправился с ним и Россию и с 1802 поселился в Москве, быстро приобретя известность и практику. Назначенный в 1807 главным врачом Павловской больницы, Гааз в свободное время лечил больных в богадельнях, приютах, за что был награжден Владимирским крестом 4-й степени, которым очень гордился. В 1809-1810 г. Гааз совершил две поездки на Кавказ, составив описание минеральных вод ("Мое посещение Александровских вод". М., 1811, на французском языке), признанное "первым и лучшим в своем роде". В 1814 г. Гааз был зачислен в действующую русскую армию, был под Парижем, а после окончания заграничного похода русских войск вышел в отставку. Гааз приехал на родину, успев попрощаться с умиравшим отцом, но его неудержимо тянуло в Россию, которую он называл "мое второе отечество". Федор Петрович  вернулся в Москву, хорошо овладел русским языком и, занимаясь частной практикой, стал одним из известнейших врачей. В 1825 г. московский генерал-губернатор назначил Гааза руководителем медицинской конторы, снабжавшей больницы и госпитали медикаментами, но все попытки улучшить работу этого учреждения наталкивались на бюрократические рогатки, и Гааз был вынужден уйти со службы. Много позже он написал: "До последней степени оскорбительно видеть, сколь много старания прилагается держать букву закона, когда хотят отказать в справедливости!" Возобновленная частная практика позволила Федору Петровичу приобрести дом в Москве и подмосковное имение с устроенной там суконной фабрикой. Гааз вел спокойную жизнь обеспеченного человека: имел великолепный выезд, много читал, переписывался с философом Шеллингом. Жизнь его круто изменилась в 1827 г., когда он вошел в число членов новоучрежденного "тюремного комитета" и одновременно назначен главным врачом московских тюрем. Увидев тяжелейшее положение арестантов, Гааз нашел смысл жизни в помощи обездоленным, сделав своим девизом слова: "Спешите делать добро!" Гааз был убежден, что между преступлением, несчастьем и болезнью есть тесная связь, а поэтому к виновному не нужно применять напрасной жестокости, к несчастному должно проявить сострадание, а больному необходимо призрение. Гаазу удалось облегчить страдания людей в тюрьмах и на этапе, за что он получил прозвище "святой доктор". В 1848 г., когда в Москве свирепствовала холера. Гааз, совершая больничный обход, при всех поцеловал первого появившегося холерного больного в губы, чтобы доказать невозможность заразиться этой болезнью таким способом. До конца жизни Гааз доказывал личным примером, что любовью и состраданием можно воскресить то доброе, что сохранилось в озлобленных людях. Ни канцелярское бездушие, ни ироническое отношение сильных мира сего, ни горькие разочарования не остановили этого благородного и честного человека. На благотворительность ушло все его имущество, и когда нужно было его хоронить, то пришлось это сделать за счет полиции. В последний путь Федора Петровича Гааза провожали до 20 тысяч москвичей всех сословий и состояний.