Скальпель без хирурга

Интервью первого проректора РГМУ Федина А.И. "Российской газете"

Автор: Ирина Краснопольская

"Российская газета" - Федеральный выпуск №4700 от 4 июля 2008 г.



Согласно национальному проекту "Здоровье" в России должно быть открыто 15 центров для оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Но кто будет такую помощь оказывать? Об этом корреспондент "РГ" беседует с первым проректором Российского государственного медицинского университета, профессором Анатолием Фединым.

Анатолий Федин: Ситуация пока, можно сказать, парадоксальная. Скажем, открылся великолепный кардиохирургический центр, оснащенный самым современным оборудованием. Есть прекрасные кардиохирурги, анестезиологи, кардиотерапевты. Вроде бы все в порядке? Отнюдь! В таких медицинских комплексах должны быть еще и кадры, которые могут обеспечить четкую работу всей этой современной сложнейшей техники. Речь, в частности, о специалистах по лучевой и ультразвуковой диагностике, по проведению функциональных электрофизиологических методов исследования, лабораторного дела.

Российская газета: Но у нас же есть такие специалисты...

Федин: Не спорю - есть. Но не совсем такие. Они не на уровне современных проблем, потому что у них, как правило, отсутствует фундаментальное медицинское образование. Врач ультразвуковой диагностики, окончивший в свое время лечебный или педиатрический факультет, во время обучения не имел возможности специализироваться по своей будущей работе.

РГ: Но для этого существует послевузовское образование?

Федин: Имеете в виду интернатуру, ординатуру, в которых происходит становление "узкого" специалиста? Но при этом врач не овладевает знаниями в области медицинской биофизики, биомеханики кровообращения, биохимии. А это необходимо для работы с высокими технологиями.

То же самое могу сказать о врачах лабораторной диагностики. За последние годы число клинических лабораторий в муниципальных медицинских учреждениях сократилось на одну треть. Такие лаборатории укрупняются, создаются централизованные подразделения, обеспечивающие диагностику в нескольких медицинских учреждениях. При этом стоимость лабораторного оборудования возросла во много раз. Работа с ним диктует иной уровень технической подготовки специалиста. То же самое можно сказать о врачах лучевой диагностики, которая ныне намного отличается от той, что была еще совсем недавно. Все это требует иной подготовки современного специалиста.

РГ: Но разве не в медвузах должны их готовить? Разве нет программы обучения таких кадров?

Федин: Для этого в медицинских вузах нужны медико-биологические факультеты.

РГ: Так у вас подобный факультет существует почти полвека...

Федин: Он был создан во Втором московском медицинском институте имени Пирогова в 1963 году. Недавно состоялся сороковой выпуск специалистов. За все годы его окончили почти четыре тысячи человек. Аналогичный факультет есть только в Томске. Для России явно мало.

РГ: Врач, окончивший, скажем, ваш лечебный факультет, и врач, закончивший медико-биологический факультет, - это две большие разницы?

Федин: Несомненно! На медико-биологическом факультете три отделения: медицинская биофизика, медицинская биохимия, медицинская кибернетика. Кроме того, есть кафедры, которых нет на лечебном и педиатрическом факультетах: клиническая иммунология, общая и медицинская генетика, молекулярная биология, медицинская биофизика, фармакогенетика и другие. То есть студент во время обучения получает углубленную подготовку по фундаментальной биологии и медицине.

РГ: Похоже, вы готовите специалистов для научных учреждений, ориентируете их на работу в фундаментальной науке. Или в наше время такие знания необходимы и тому, кто пойдет трудиться в практическом здравоохранении?

Федин: Вы правильно заметили: первоначально факультет создавался именно для таких целей. И в основном выпускники работали в элитных научно-исследовательских институтах. Но времена изменились. Сейчас около 70 процентов выпускников факультета трудятся в системе минздрава и лишь 20 процентов в учреждениях РАН и РАМН. То есть наши выпускники востребованы прежде всего именно практическим здравоохранением.

На днях у нас состоялся "круглый стол", на который ректор пригласил руководителей институтов РАН и РАМН и ведущих лечебно-диагностических учреждений. Речь шла о перспективах медико-биологических факультетов. Если в ближайшее время они не появятся, то новые центры высоких технологий, в создание которых вложены большие деньги, не оправдают свое предназначение. Определены два направления развития таких факультетов: подготовка специалистов как для лабораторий исследовательских институтов, так и для работы в центрах высоких медицинских технологий.

РГ: Цель понятна. А средства ее достижения?

Федин: Один вариант - контрактная система для конкретного медицинского учреждения. Вуз заключает с ним договор на подготовку специалистов на коммерческой основе. Определяется их количество и специализация. После чего вуз из числа своих студентов готовит кадры для таких партнеров. После получения дипломов эти специалисты направляются на работу по конкретному адресу.

Второй вариант - целевая подготовка для определенного региона. Сейчас мы заключили договоры с шестью близлежащими областями на обучение специалистов для работы в их медицинских учреждениях. Регион направляет к нам своих студентов, давших обязательство, что после окончания учебы они туда вернутся. Подготовка кадров идет на бюджетной основе. В обоих случаях стипендию студенты получают.

РГ: Сейчас повсеместно набирает обороты так называемая болонская система образования - бакалавриат и магистратура. Это коснется медико-биологических факультетов? Откровенно говоря, с трудом представляю, что на работу с современной техникой придет бакалавр после четырех лет обучения.

Федин: Надеюсь, не придет. В свое время минздраву удалось сохранить систему образования от внедрения двухуровневого болонского принципа. Сейчас, к сожалению, снова муссируется предложение перевести медико-биологические факультеты на болонский вариант. И не просто муссируется: пытаются разработать соответствующие государственные стандарты. Это совершенно неприемлемо. Сложнейшее медицинское оборудование требует глубоких фундаментальных знаний, ведь, как никогда ранее, успех диагностики и лечения зависит от квалификации, знаний тех, кто в этих подразделениях трудится.

Требуется существенная перестройка высшего медицинского образования. ЮНЕСКО сформулировала принцип перехода от классических университетов к университетам с максимальным использованием интернет-технологий. Все то, что студент получает во время обучения (лекции, семинары, практикумы), должно содержаться в Интернете. Это прививает студентам навыки самостоятельной работы. Правда, не все вузы к этому готовы. Нельзя сбрасывать со счетов и психологические проблемы преподавателей. Скорее всего, сейчас уместен смешанный тип обучения, когда классическое образование сочетается с электронной мультимедийной системой. Естественно, все это влечет за собой иные требования к тем, кто учит. Но эту данность игнорировать далее невозможно.