Поделиться


Евгений Иванович Марциновский

Филателия и малярия
    В детстве, мне помнится, каждый из нас так или иначе занимался сбором почтовых марок. Филателистом редко кто становился, но увлечение было повальным. Сейчас, судя по всему, филателия сильно потеснена на периферию наших хобби, став уделом совсем уж одержимых или узких специалистов.
    Так вот, у истинных филателистов, возможно, есть эта почтовая марка, где на зеленом фоне изображен комар, а далее подпись: «В СССР малярия побеждена. 1962 год». Очевидно, минувшие десятилетия внесли свои коррективы, но оставим постулат на марке как некий непреложный факт. Нам в связи с этим представляется важным назвать два имени: Томаса Сиденхэма, который первым применил в лечении малярии хинин, и советского врача Евгения Марциновского. Он, хоть и не дожил до выпуска той самой почтовой марки, но (как никто другой) вложил свою лепту, в то, чтобы ее выпуск стал возможен. В известной мере он поставил точку в многовековой истории борьбы человечества с чудовищем по имени малярия на одной шестой части земного шара. Хотя, судя по сообщениям прессы, чудовище это свирепствует до сих пор в тропических широтах. И не только тропических.
    Евгений Иванович Марциновский (1874-1934) принадлежал к славной когорте русских медиков. На закате XIX в. (в 1899 г.) окончил медицинский факультет Московского университета. Один из крупнейших советских эпидемиологов, паразитолог и выдающийся деятель по борьбе с малярией. Человек он был основательный, неспешный. Четверть века проработал прозектором, бактериологом и ординатором знаменитой Павловской больницы. Причем с самого начала врачебной деятельности вел научно-исследовательскую работу. Первая проблема, которую он серьезно и успешно разрабатывал, была пендинская язва - вещь в высшей степени препакостная. И уже в 1909 г. защитил докторскую диссертацию по этиологии вышеозначенной «восточной язвы».
    В 1909-1910 гг. он состоял приват-доцентом Московского университета и читал курс лекций о роли простейших в патологии человека и животных. А затем судьба вывела его на главную стезю жизни, и он стал целеустремленно заниматься изучением малярии - причем столь успешно, что был избран председателем малярийной комиссии Пироговского общества. Евгений Иванович организует ряд экспедиций на Кавказ и Черноморское побережье (вот где раздолье малярийному комару!), а уже в 1912 г. создает Кавказский малярийный комитет для непосредственной борьбы с этим заболеванием в местах его наибольшего распространения.
   

    О редком умении «гнуть» свою линию
    Будем реалистами: не все шло гладко. Чиновник - он и при царизме был держимордой и ставил палки в колеса истинным «делателям дела». Да и население тоже отличается косностью мышления и мировосприятия. А дело настоятельно требовало вовлечения широких масс трудящихся в борьбу с малярией. Но вопреки препонам и непониманию, Пироговская малярийная комиссия под началом Евгения Марциновского проводила лекции, устраивала курсы для врачей, издавала плакаты.
    Потом грянула Первая мировая война. Естественно, Марциновский был в самом пекле: он организовал противоэпидемический отряд для борьбы с тифом, оспой, холерой.
    Разруха, связанная с октябрьским переворотом, братоубийственной гражданской войной, ситуацию отнюдь не улучшила, а работу эпидемиологов донельзя осложнила. Но Евгений Марциновский и при новой власти продолжал «гнуть» свою линию. В 1924 г. во втором государственном университете он организовал первую самостоятельную кафедру инфекционных болезней, которой руководил вплоть до 1930 г. Более того, его усилиями еще в 1920 г. был организован Тропический институт, позднее - Институт малярии, паразитологии и гельминтологии, директором которого он состоял до конца своей жизни. Этому институту присвоено имя Евгения Ивановича Марциновского.
    Он был истинным борцом за оздоровление. В духе времени и в стилистике столь дорогой (и единственно понятной) вождям революции он писал: «В социалистическом государстве не должно быть эпидемий, не должно быть и малярии». Мысль, тем не менее, выражена достаточно четко. Этому своему идеалу он и посвятил остаток жизни.
    Его самоотверженная борьба с малярией нашла отклик и понимание далеко за рубежами России. Он состоял членом многих иностранных научных обществ, был назначен представителем от союзных республик в состав Международной малярийной комиссии Лиги Наций. Он жизнь свою посвятил тому, чтобы более четверти века спустя после его кончины появилась в свет та самая скромная марка с выразительным резюме: «Малярия в СССР побеждена». Хотя бы временно. Теперь она у нас как бы зарубежный гость: разве что кто-нибудь из челноков завезет ее на просторы СНГ в качестве некоей экзотики. Но в тропических странах малярия по прежнему бесчинствует, и финального гонга в этой схватке Бог весть еще сколько ждать.
    Однако вернемся к первому раунду и расскажем о том, как все начиналось. Сама жизнь нас понуждает к тому.
    Но об этом - следующий выпуск.

    Адольф АРЦИШЕВСКИЙ